Кому выгоден разлад между Россией и Турцией?

Кому выгоден разлад между Россией и Турцией?

Политический конфликт между Анкарой и Москвой из-за сбитого ВВС Турции российского бомбардировщика Су-24 в Сирии набирает обороты на самом высоком уровне. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, так и не выразив официальных соболезнований в связи с гибелью российских военных, назвал сегодня российскую реакцию на этот инцидент "эмоциональной" и "недостойной политиков". При этом еще накануне он говорил, что Турция не настроена на эскалацию "и выступает за мир и дипломатическое урегулирование".

На отсутствие действительно дипломатической реакции со стороны Анкары обратил внимание президент России Владимир Путин. "Мы до сих пор не слышим извинений с высшего политического уровня Турции, ни предложений по возмещению вреда и ущерба, ни обещания наказать преступников за содеянное преступление. Создается впечатление того, что турецкое руководство сознательно загоняет российско-турецкие отношения в тупик", - заявил он.

Однако насколько Россия в этом конфликте с турецким руководством имеет дело с самостоятельным политическим игроком, есть ли достаточные основания утверждать, что Эрдоган таким образом попытался добиться каких бы то ни было национальных целей и действовал по собственной воле? Эксперты сомневаются на этот счет, отмечая отсутствие в уничтожении российского бомбардировщика и убийстве российского летчика выгоды для турецкого государства и турецкого народа.

Так, научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ Нина Белякова в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" подчеркнула, что конфликт между Россией и Турцией выгоден третьим странам, а потому, вероятнее всего, атака на российский Су-24 была продиктована извне. "Вызывает сомнение самостоятельность турецкой политической элиты в принятии этого решения, так как последствия уничтожения турецкими ВВС российского самолета носят негативный характер, как для самой Турции, так и для российско-турецких отношений", - пояснила она.

Белякова обратила внимание на контекст инцидента. "Самолет был сбит в преддверии визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Стамбул для участия в заседании Совместной группы стратегического планирования, основными темами которой обычно являются экономика и энергетика - самые важные как для России, так и для Турции вопросы двустороннего взаимодействия. Таким образом, отмена встречи министров иностранных дел и возможный срыв заседания Совета сотрудничества высшего уровня будут означать приостановку переговоров по всем активным проектам и возможную заморозку экономических отношений", - заметила эксперт.

В связи с этим особенно нелогичным выглядит якобы самостоятельный демарш Анкары против Москвы, ставящий под вопрос российско-турецкие отношения в угоду региональным амбициям Турции. "Очень странным является сообщение турецкой стороны о том, что турецкие ВВС защищали территориальную целостность государства - принимая во внимание то, что российский Су-24 возвращался с задания "пустой" и без сопровождения. Такой поступок может быть оправдан только интересами третьих лиц, которые имеют влияние на Турцию и могут сделать ей "выгодное предложение" или оказать поддержку", - заявила Нина Белякова.

Берлинский политолог Хайко Лангнер, в свою очередь, обратил внимание на ту поспешность, с которой Германия поддержала поступок Турции. "Правительству ФРГ не следовало бы торопиться с выражением солидарности Анкаре. Существуют противоречивые данные о нарушении турецкого воздушного пространства российским боевым самолетом, но факт в том, что в момент выпуска ракеты турецким истребителем Су-24 находился уже в сирийском воздушном пространстве и упал в Сирии. В этом отношении уничтожение российского самолета нельзя оправдать", - отметил Лангнер.

Аналитик подчеркнул, что залогом успешной борьбы с ИГ является единство противостоящих ему сил, до которого, однако, пока далеко. "Участие бундесвера в военной миссии международной коалиции против ИГ, как обсуждалось сегодня в Берлине, является чистым акционизмом, не решающим проблему террора, а лишь провоцирующим его усиление. Борьба с ИГ не может быть успешной, пока внутри этой коалиции сохраняются глубокие противоречия по поводу того, какую стратегию необходимо использовать для решения сирийского конфликта и какие группировки для этого должны быть привлечены к политическому процессу. Опустошить источники финансирования ИГ и, тем самым, разрушить экономическую основу его существования, было бы наиболее легким путем. Но даже по этому поводу до сих пор отсутствует единство", - добавил он.

Эксперт напомнил, что на Западе ни для кого не является секретом поддержка президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом антиасадовских сил в Сирии. "Анкара довольно открыто поддерживает военизированную сирийскую оппозицию, в том числе джихадистские группировки вроде "Исламского фронта", "Ахрар аль-Шам", при этом вместо серьезной борьбы с "Исламским государством" регулярно атакуя сирийских курдов, сильнейшего противника ИГ на земле. Все, кто борется против курдов и Башара Асада, полезны Эрдогану. Берлин не сможет игнорировать, что сирийская политика члена НАТО до сих пор однозначно усиливала исламистские террористические организации", - уверен он.

Вместе с тем Хайко Лангнер признал, что антиасадовская позиция объединяет сегодня Турцию и США, противопоставляя их интересам позицию России, участвующей в войне против ИГ на стороне официального Дамаска. "В этом отношении Анкара не заинтересована в возникновении российско-западного альянса, одним из следствий которого может быть продление жизни правлению Асада в Сирии. Напряженность в отношениях между членом НАТО Турцией и Россией, бесспорно, имеет своих выгодоприобретателей", - предупредил политолог.

33975 просмотров






Популярные