Как близко принятие Конвенции по правовому статусу Каспия?

Как близко принятие Конвенции по правовому статусу Каспия?

Путь к принятию Конвенции по правовому статусу Каспийского моря все еще очень труден и тернист, несмотря на согласование странами "каспийской пятерки" подавляющего большинства пунктов этого документа, заявили сегодня в беседе с корреспондентами "Вестника Кавказа" Сергей Михеев, Расим Мусабеков и Андрей Грозин, комментируя призыв МИД России согласовать Конвенцию в кратчайшие сроки.

Так, гендиректор Института каспийского сотрудничества Сергей Михеев придерживается крайне пессимистического взгляда на проблему и текущее совещание глав МИД "каспийской пятерки" в Москве. "На мой взгляд, за последнее время страны ни на сколько не приблизились к согласованию Конвенции по правовому статусу Каспийского моря. Насколько я понимаю, ситуация по-прежнему остается довольно непростой, и пока не приходится ожидать, что сейчас произойдет прорыв в урегулировании проблемы", - считает он.

Несогласованными остались все те же вопросы, что и прежде. "В первую очередь не могут договориться между собой три страны Южного Каспия – Иран, Азербайджан и Туркменистан, и ситуация остается там же, где была и год назад, и два, и три года назад. Есть некая динамика, но она настолько медленная, что ждать каких-то радикальных прорывов, мне кажется, не стоит. Хотя вполне возможно, что в недрах нашего МИД созрело какое-либо решение, о котором мы пока не знаем. Затянутость и затуманенность решения проблемы делает очень трудными прогнозы об эффекте от принятия Конвенции, когда это произойдет", - обратил внимание Сергей Михеев.

Депутат Милли Меджлиса Азербайджана, политолог Расим Мусабеков, в свою очередь, напомнил, что позиции Азербайджана, Казахстана и России по Каспию по-прежнему консолидированы. "Я думаю, сейчас шансы на то, что процесс пойдет вперед, выросли, судя по тому, что Сергей Лавров достаточно оптимистичен в этом вопросе. Также стоит принять во внимание, что Иран вышел из-под санкций и заинтересован привлекать инвесторов для работы в своем секторе Каспия, что делать намного сложнее, пока статус Каспия не определен. Будем надеяться, что получится приблизить к нашей трехсторонней позиции точки зрения Туркменистана и Ирана – это сделало бы продвижение вперед возможным", - сказал он.

Расим Мусабеков отметил, что наиболее проблематичным сейчас является вопрос разделения дна. "Мы все еще не можем договориться, по какой методике его делить. Иранское предложение – разделить поровну по 20%, что невыгодно ни Казахстану, у которого сейчас 29%, ни России, чьи компании в тесном сотрудничестве с казахскими хорошо работают на севере Каспия, ни Азербайджану. Не думаю, что иранское предложение в его нынешнем виде может быть принято, но найти компромиссы возможно, к примеру, пограничные месторождения могли бы разрабатываться на условиях кондоминиума. Азербайджан, в частности, предлагал это Туркменистану по месторождению Кяпаз, есть подобные варианты и в разработке юга Каспия, где интересы Туркменистана, Азербайджана и Ирана могут сталкиваться. В любом случае выгода от сотрудничества для всех будет гораздо больше, чем сохранение нынешнего состояния", - подчеркнул депутат.

Завотделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин заметил, что у того, что процесс согласования текста Конвенции застопорился на последних пунктах, есть свои причины. "Если судить по заявлениям различных высокопоставленных и включенных в диалог чиновников стран "прикаспийской пятерки", согласование достигло уровня в 90-95%, при этом трудно судить, насколько оставшиеся 5-10% недоговоренностей способны осложнить возможность выработки Конвенции. Вполне возможно, остались не согласованными вещи, которые невозможно согласовать, то есть то, что требует неких кардинальных уступок со стороны участников процесса. Речь, на мой взгляд, идет не только и не столько об определении национальных секторов и их величине, сколько о возможности государств использовать заключение Конвенции для получения экономических или геополитических выгод. Именно это и является основным тормозом переговоров все эти годы – невозможность государств снизить свои геополитические или геоэкономические запросы", - заявил он.

Также Андрей Грозин обратил внимание на различие в интересах прикаспийских стран к Каспию. "Вопросы разделения моря не являются основными для Ирана и России, поскольку национальные сырьевые запасы позволяют смотреть на Каспий как на еще одну существующую нефтяную провинцию, однако они имеют ключевое значение для молодых постсоветских государств, так как в Каспии содержатся национально значимые запасы углеводородов, которые могут перевесить все, что находится на суше. Такая разница в масштабах интересов и в подходах, в том, как та или иная сторона в перспективе планирует использовать собственные сектора, и диктует стремление получить как можно больше на максимально выгодных для того или иного государства условий. А это сужает поле для возможного консенсуса", - пояснил завотделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ.

"Свести вместе все эти разнящиеся интересы очень сложно, поэтому переговорный процесс такой долгий. Хотелось бы, конечно, надеяться, что вопрос разрешится, но я не уверен, что предстоящая встреча станет окончательной. Дело в том, что, даже если будет достигнут некий консенсус, сделаны реальные шаги, потребуется значительное количество времени и дипломатических усилий, чтобы запустить процесс подписания Конвенции и ее применения. Это вопрос не сегодняшнего дня и даже не ближайшей перспективы, даже при удачном стечении обстоятельств дело растянется на некоторое время. Условно говоря, если будет достигнуто принципиальное соглашение и стороны найдут компромисс, который сведет их национальные интересы к единой парадигме, все равно потребуется время для технического оформления Конвенции, что займет, как минимум, несколько лет", - заключил Андрей Грозин.

4850 просмотров






Популярные