Итоги 2017 года: Азербайджан – лидер Южного Кавказа

Итоги 2017 года: Азербайджан – лидер Южного Кавказа

В 2017 году Азербайджан подтвердил свое лидерство в регионе Южного Кавказа, вновь опередив соседние кавказские республики и по экономическим показателям, и по масштабу международных проектов, и по заложенным в течение года перспективам дальнейшего развития.

По предварительным оценкам, в 2017 году ВВП Азербайджана составил $39,21 млрд, в то время как ВВП Грузии за тот же период - $15,23 млрд, а ВВП Армении - $11,04 млрд. Иными словами, в совокупном валовом внутреннем продукте региона ($65,48 млрд) доля Азербайджана составила 59,88% (Грузия – 23,26%, Армения – 16,86%). Рост ВВП по отношению к предыдущему году составил для Азербайджана 4,4%, для Грузии 6,28%, для Армении 4,47%.

Более точный показатель – ВВП по паритету покупательской способности (в международных долларах), показывает еще большее экономическое преимущество Азербайджана: ВВП (ППС) республики в 2017 году составил $166,8 млрд, тот же показатель Грузии равен $39,32 млрд, Армении - $27,21 млрд. То есть в совокупном ВВП (ППС) региона ($233,33 млрд) доля Азербайджана – 71,49% (Грузия – 16,85%, Армения – 11,66%). Рост этого показателя за год составил в Азербайджане 0,68%, в Грузии 5,77%, в Армении 5,35%.

Еще более важный макроэкономический показатель – это ВВП (ППС) на душу населения, показывающий относительный уровень жизни в странах. В Азербайджане ВВП (ППС) на душу населения в 2017 году составил (в международных долларах) $17433. В Грузии тот же показатель равен $10644, в Армении - $9098. По отношению к 2016 году изменения этого показателя составили незначительное падение в 0,11% для Азербайджана и рост в 5,99% для Грузии и 5,34% для Армении.

Демографическая статистика, не учитывающая местонахождение граждан страны, показывает рост населения Азербайджана за год на 1,08% до 9,868 млн человек, небольшую депопуляцию Грузии на 0,12% до 3,715 млн человек и небольшой рост населения Армении на 0,18% до 2,93 млн человек. При этом уровень безработицы в Азербайджане с 2009 года остается на минимальном уровне в 6%, в то время как в Армении в 2017 году процент безработных составил 18,9% - безработица растет в республике с 2014 года. По Грузии данных за прошедший год еще нет, но в 2016 году показатель составлял 11,8% при неуклонном падении с 2010 года.

Существенный индикатор экономического здоровья государства – его совокупный долг. Для Азербайджана в 2017 году совокупный государственный долг составил 46,4% ВВП со снижением на 9,09%, для Грузии – 41,3% ВВП со снижением на 7,19%, для Армении – 55,8% ВВП с ростом на 4,36%.

Что же кроется за этими цифрами?

Прежде всего, стабильность и поступательное развитие Азербайджана. В последнем квартале 2017 года было завершено строительство ключевого для региона железнодорожного маршрута «Баку-Тбилиси-Карс». Еще один инфраструктурный проект с участием Азербайджана был согласован в ноябре – это железнодорожный и автодорожный маршрут из Афганистана в Турцию через Туркменистан, Азербайджан и Грузию, получивший название «Ляпис-Лазурь». Запуск «БТК» создал условия для быстрой и дешевой транспортировки грузов в Турцию не только из Азербайджана, но и из Казахстана (один из первых составов по БТК прошел именно с казахстанскими грузами) с потенциалом для подключения к проекту России и Белоруссии. Пропускная способность 826-километрового пути «Баку-Тбилиси-Карс» составила на старте 1 млн пассажиров и 6,5 млн т грузов в год; ожидается, что со временем БТК сможет пропускать до 3 млн пассажиров и 20 млн т грузов в год.

Реализация БТК стала документальным подтверждением возможностей и гарантий Азербайджана по возведению межрегиональной транспортной инфраструктуры на своей территории, что усилило его позиции в других проектах подобного рода: Международного транспортного коридора «Север-Юг» по доставке грузов из Индии в Россию и Прибалтику и китайского межконтинентального проекта «Один пояс – один путь». Все эти проекты взаимосвязаны: запуская БТК, Азербайджан, в том числе, отрабатывает современные технологии строительства железных дорог, что делает его более привлекательным для разработчиков «Север-Юга», а его работы по объединению российской и иранской железнодорожных систем через свою территорию увеличивают шансы на решение Китая провести одну из линий проекта «Один пояс – один путь» через инфраструктуру МТК «Север-Юг». Одновременно маршруты "Север-Юга" могут быть использованы и для перевозок товаров из России в Иран, заявленных в ходе переговоров президентов Владимира Путина, Хасана Рухани и Ильхама Алиева.

Азербайджанский проект «Баку-Тбилиси-Карс» оказал свое влияние и на рост экономики Грузии, неизменно получающей выгоды от сотрудничества с Азербайджаном благодаря превращению в полноценный транзитный пункт различных грузов, а теперь и пассажиропотоков с Востока на Запад. Через Грузию идут азербайджанские трубопроводы «Баку-Тбилиси-Эрзурум», «Баку-Тбилиси-Джейхан» и «Баку-Супса», через нее же пойдет в Турцию и Европу газ по «Южному газовому коридору» с азербайджанского месторождения «Шахдениз», к доходам от транзита углеводородов теперь добавятся и доходы от перевозки грузов по БТК.

Армения, в свою очередь, самоизолировавшись от региона ради оккупации Нагорного Карабаха и других семи районов Азербайджана, утратила в прошедшем году последние шансы на проведение маршрута «Север-Юга» через ее территорию. Проект армянского пути МТК «Север-Юг» был признан экономически нецелесообразным самой Арменией в связи со слишком большой стоимостью работ для бюджета республики и отсутствием желающих вкладываться в проекты на территории страны-оккупанта. Если Баку в течение года завершал и начинал новые инфраструктурные проекты, а Тбилиси принимал в них участие, то для Еревана год был посвящен переговорам с Тбилиси об открытии Абхазской железной дороги: отказываясь от политического урегулирования нагорно-карабахского конфликта, который смог бы решить многие экономические проблемы республики, Армения предложила Грузии отказаться от своей политики в отношении Абхазии ради армянской экономики.

Экономические успехи Азербайджана, в которые следует записать и масштабные реформы по облегчению и стимулированию предпринимательской деятельности во всех сферах, и реализацию на практике диверсификации экономики, позволившей обеспечить рост ВВП, и продление «Контракта века» на разработку месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» до 2050 года, укрепила активная и позитивная внешняя политика. Как и прежде, основные усилия республики на внешнеполитическом фронте были направлены на мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта в рамках территориальной целостности Азербайджана, при этом Баку организовал сам и стал участником нескольких зарубежных международных саммитов, включая упомянутые выше переговоры в формате Россия-Азербайджан-Иран, формат Турция-Азербайджан-Иран и неформальная встреча глав государств СНГ.

Внешнеполитическая активность Азербайджана в прошлом году совпала с трендом, заложенный форматом Россия-Турция-Иран, создавшим в Астане наиболее эффективную площадку для межсирийских переговоров – фокус стран макрорегиона на самостоятельное решение проблем в рамках двусторонних и многосторонних контактов без привлечения Запада. Для Баку подобная политика является традиционной, что позволяет стране сохранять высокий уровень сотрудничества и взаимопонимания с соседями (разумеется, за исключением Армении-оккупанта азербайджанских территорий) независимо от их отношений друг с другом. Это, в частности, позволило республике эффективно работать посредником между Москвой и Анкарой во время политического разлада 2015-2016 годов. 2017 год стал тем моментом, когда понимание выгодности азербайджанской модели внешней политики стало общим для окружающих его стран.

Грузия была малоактивна на внешнеполитическом фронте, поскольку правящая коалиция «Грузинская мечта» весь год была занята цементированием своей власти. В республике прошли местные выборы, в которых победили только кандидаты «Мечты», а также проведена реформа Конституции, встретившая сильное сопротивление оппозиции из-за ее направленности на максимальное укрепление позиций парламентского большинства. В этом плане внешнеполитические итоги Грузии оказались скорее негативными, поскольку Венецианская комиссия, на которую в рамках европейского курса ориентируются власти республики, дала негативную оценку по многим пунктам конституционной реформы, и часть выгодных для «Мечты» изменений пришлось отложить в долгий ящик.

Армения в первой половине 2017 года была занята парламентскими выборами – важнейшим внутриполитическим событием в стране после реформы Конституции в связи с превращением ее в парламентскую республику. Задача по проведению в Национальное собрание максимального числа членов «партии войны» Сержа Саргсяна и сочувствующих ей сторонников оккупации территорий Азербайджана была выполнена на 100% - Ереван получил полностью управляемый и лояльный правящему режиму парламент. Во втором полугодии Армения активизировалась на западном направлении, проведя ряд военных учений с НАТО и встреч на высшем уровне с западными лидерами, завершив политический год подписанием соглашения с Евросоюзом, поставившим под вопрос пророссийский вектор армянской внешней политики.

Таким образом, позиции Азербайджана в регионе в течение года усилились как в экономике, так и в политике, в то время как Грузия провела год скорее пассивно по этим направлениям, а Армения в условиях слабеющей экономики и падающего уровня жизни населения предпочла стабилизации своего регионального положения рискованный шаг на Запад. Подробнее об итогах года на Южном Кавказе читайте в материалах: Чем запомнится 2017 год в Азербайджане, Ильхам Шабан: в 2017 году произошел всплеск интереса к энергетике Азербайджана, Первый вице-президент Мехрибан Алиева подвела итоги уходящего года; Чем запомнится 2017 год в Армении; Чем запомнится 2017 год в Грузии.

34000 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!