Иран отдает России семь нефтяных месторождений

Иран отдает России семь нефтяных месторождений

Иран планирует передать в управление российским компаниям семь нефтяных месторождений, - заявил сегодня министр нефти Ирана Намдар Бижан Зангане, пояснив, что российским компаниям предстоит развивать разработку на этих месторождениях, ускорив темпы их восстановления.

Иран уже подписал меморандум о взаимопонимании с российской компанией "Лукойл" на изучение месторождений "Аб-Теймура" и "Мансури", запасы нефти на которых оцениваются в объеме, превышающем 5 млрд баррелей, с компанией "Зарубежнефть" на разработку месторождения "Западный Пайдар", а также с компанией "Татнефть" на разработку месторождения "Абан", - рассказал Зангане, передает Тренд.

"Газпром нефть" сегодня подписала соглашение с Иранской национальной нефтяной компанией (NIOC) об участии в освоении еще двух иранских месторождений "Чангуле" и "Чешмехуш", - говорится в твиттере Минэнерго РФ.

"Надеюсь, что сегодня, с подписанием документа, "Газпром нефть" начнет свою деятельность на двух месторождениях на территории Ирана", - приводятся в сообщении слова Намдара Бижана Зангане, передает РИА Новости.

Темпы восстановления добычи на месторождениях Ирана в среднем составляют около 25%, однако на некоторых гигантских добывающих площадках, таких как "Ядаваран" и "Азадеган", они составляют всего 6-7%.

Все эти месторождения входят в список из 49 добывающих площадок, которые Иран предложил для разработки иностранцам на основе вновь разработанных типовых контрактов, так называемых "нефтяной контракт Ирана" или IPC. Модель типа IPC разработана Ираном специально для повышения привлекательности нефтяных проектов страны для иностранных инвесторов. Эти контракты предлагают подрядчикам различные этапы разведки, разработки и добычи нефти в виде комплексного пакета.

Согласно поступающей из Ирана информации, иностранные нефтяные компании ведут интенсивные переговоры с целью возвращения на рынок ИРИ. Так, министр энергетики России Александр Новак еще в октябре сообщил, что у компании "Зарубежнефть" имеется в Иране несколько проектов на общую сумму $6 млрд.

Научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Притчин в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" отметил, что передача месторождений в российское управление произойдет еще не скоро. "В настоящее время в Иране еще только рассматривается новый формат соглашения о разделе продукции, ведь у них очень строгие правила в отношении прихода иностранных компаний", - напомнил он, добавив, что интерес Ирана к привлечению российских компаний в свою нефтяную промышленность понятен.

"Во-первых, Иран заинтересован в приходе иностранных инвесторов из-за дефицита инвестиций в развитие нефтяной промышленности, сложившегося за время действия санкций. Как мы знаем, до санкций российские компании работали в Иране, в первую очередь "Лукойл", так что у них есть и компетенция, и понимание рынка, тут все логично. Во-вторых, в контексте российско-иранских экономически важных проектов, таких как международный транспортный коридор "Север-Юг" и возможные новые энергоблоки на атомной станции "Бушер", это вписывается в глобальный проект по развитию экономики Ирана. Поэтому этот шаг можно оценить только позитивно", - считает Станислав Притчин.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков объяснил желание Ирана отдать ряд месторождений России отсутствием собственных финансов для их развития. "У Ирана, по сути, нет денег для разработки этих месторождений, и перед ним стоит выбор: либо он никому их не дает, и они остаются в земле не разработанными, либо он отдает их иностранным собственникам, те разрабатывают их на собственные деньги, а Иран получает хотя бы часть прибыли от этого. Лучше получить часть денег, чем вообще никаких, поэтому республика таким образом решает проблему отсутствия инвестиций. Раздавая месторождения иностранным компаниям, Тегеран производит распределение природной ренты", - указал он.

При этом российская выгода будет очень сильно зависеть о того, на каких именно условиях передаст Иран эти месторождения. "Вопрос в контракте. К примеру, "Лукойл" в Ираке получает и денежную компенсацию, и часть добытой нефти, по контракту, представляющему собой смесь соглашения о разделе продукции и сервисного контракта. То же самое, я думаю, вполне будет применяться и в Иране: компания приходит в Иран, вкладывает свои деньги, предоставляет свои технологии, разрабатывает месторождения и частично забирает себе сырье. Другой вопрос, зачем на таких условиях это сырье российским компаниям в Иране, когда они за те же деньги могли бы разрабатывать российские месторождения", - обратил внимание Игорь Юшков.

12840 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!