Дешевая нефть - импульс модернизации Каспийского региона

Дешевая нефть - импульс модернизации Каспийского региона

Катастрофическое падение цен на нефть как никогда активно стимулирует сегодня развитие реального сектора экономик стран Каспийского региона, заявили сегодня эксперты России, Азербайджана и Казахстана во время обсуждения экономического будущего стран на фоне негативной нефтяной конъюнктуры.

Так, начальник Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин обратил внимание на неизбежность сверхвысокой волатильности нефтяного рынка при явном перепроизводстве нефти, требующую переориентировать национальные экономики на не-нефтяные сектора. "Пока рынок столь волатилен, идут мало предсказуемые игры, где может сказываться любой эмоциональный фактор - и до того, как спрос сравняется с предложением, ситуация не стабилизируется. Для России, Казахстана и Азербайджана это неприятная новость, означающая проблемы с бюджетом, но, с другой стороны, для экономик эта встряска полезна, она дает импульс для модернизации. Надо попытаться перестроить экономику так, чтобы она перешла на более инновационный и менее ресурсоемкий путь", - призвал он.

Говоря о собственно нефтяной промышленности, он отметил отсутствие проблем и при нынешних ценах из-за ряда факторов. "Конечно, и у нас, и по миру есть абсолютно разные проекты: дорогие не выдерживают такую цену, но и есть и другие, которые могут продавать нефть по $10 за баррель. Основные затраты у российских компаний ведутся в рублях, соответственно, и добыча дешевеет. На этом уровне проблем нет. Что касается сокращения добычи, то это нужно делать для корректировки рынка, скоординировано со странами ОПЕК, иначе мы лишь потеряем рынок. Замечу, что скорректировать добычу способен временный отказ от дорогих, не окупающихся проектов. Благодаря подобному срезанию верхушки спроса примерный уровень стабилизации по спросу и предложению находится на $50 за баррель", - прогнозирует Вячеслав Кулагин.

Заместитель генерального директора Казахского института нефти и газа Акбар Тукаев согласился с тем, что подобная встряска сырьевым экономикам полезна, "но волатильность цен на нефть и текущая мировая экономическая ситуация вызывают самые разные и противоречивые чувства". "Что бы ни говорили об альтернативных источниках энергии, к 2040 году доля нефти будет составлять не менее 42%. За последний год иранский фактор обеспечил $10-20 снижения цен на каждый баррель нефти, хотя реального роста производства в Иране не произошло. Полагаю, что ситуация с ценами может измениться в другую сторону: по нашим оценкам, самое позднее в сентябре спрос и предложение начнут выравниваться, причем уже сейчас зарождается обратный тренд роста цены на нефть", - сообщил Тукаев.

Директор филиала Института экономики Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан Жангельды Шимшиков признал, что республика "сильно сдала в экономическом росте". "Наш экспорт уменьшился на 42,4%, импорт - на 25,7% из-за обвала цен на нефтепродукты. В то же время напомню, что в 2000 году цены на нефть были на этом же уровне, и только в 2006 году они достигли $60 за баррель. Мы вернулись к точке отсчета - так что же изменилось и почему мы паникуем?", - задал он вопрос.

"Действительно, у нас в стране безработица на уровне 14,9%, однако, с учетом самозанятого населения, не более 11%. Мы создали подушку безопасности и будем надеяться на экономический рост в 2,1% в 2016 году - это самый оптимистичный прогноз. Более реальный ближе к 1%. Напомню, что упали цены не только на энергоносители: руды черных и цветных металлов подешевели более чем на 30%, выросли цены только на алюминий. Это означает, что нужно повернуться лицом к другим отраслям", - указал Шимшиков.

Директор Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан подчеркнул, что Азербайджан начал развивать не-нефтяные сектора еще до падения цен на нефть из-за объективных потребностей развития национальной экономики. "Дело в снижении объемов добычи нефти. Причина объективная: большинство месторождений стары. Естественно, падение цен негативно сказалось на нашей экономике, рост ВВП за прошлый год составил 1,1%. В свое время нефть сыграла в росте экономики положительную роль, сейчас она влияет отрицательно. Несмотря на то, что с 2008 года со стороны президента шли указы на развитие не-нефтяного сектора, мы пока не видим компенсации с этой стороны", - передает его слова корреспондент "Вестника Кавказа".

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор, заведующий кафедрой прикладной политологии Финансового университета Константин Симонов согласен с прогнозом в $50 за баррель нефти как равновесное соотношение спроса и предложения. "Понятно, что прогнозы - штука неблагодарная, однако, на мой взгляд, произойдет повышение до $50 за баррель при сохранении волатильности. Ключевой фактор - политика Федеральной резервной системы, ведь США сами испытывают серьезные проблемы в этом сегменте: сланцевая нефть - вещь затратная, сколько бы ни говорили о новых технологиях. Стоит помнить, что в 2000 году была другая структура рынка, не было столь высокой себестоимости у нефти, Иран не уходил с рынка, продолжал поставки в Азию", - сказал он.

Завершая дискуссию, Вячеслав Кулагин призвал более эффективно инвестировать имеющиеся у государства капиталы в развитие реального сектора экономики. "Деньги есть, вопрос - куда их правильно отправить. Пока ответа нет, но понятно, что нужно использовать оставшиеся деньги на развитие экономики. Это актуально как для Азербайджана, который будет сокращать добычу, так и для России и Казахстана", - заключил он.

8300 просмотров






Популярные