Безнадежность банковских активов в РФ выросла на 137%

Безнадежность банковских активов в РФ выросла на 137%

В банковской системе России продолжается рост объем безнадежных проблемных активов. За последние годы он увеличился более чем вдвое, следует из данных российского рейтингового агентства АКРА.

"Цифра увеличилась с 1,6 трлн рублей на 2014 год до 3,8 трлн рублей на текущий момент", - заявил руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА Кирилл Лукашук на совместной конференции агентства и Московской биржи.

Он отметил, что ситуация на рынке пришла к "длительному структурному кризису", указав, что в нем "большая часть корпоративных заемщиков чувствует себя хуже". При этом финансовое положение заемщиков, попавших в категорию проблемных, за редким исключением не восстанавливается.

Также Лукашук подчеркнул, что нет никаких экономических препятствий для передачи неработающих, но хорошо зарезервированных ссуд с баланса банков на баланс какой-либо управляющей компании.

"Удивительно, но в России в настоящее время нет единого инфраструктурного инструмента работы с проблемной задолженностью", - цитирует РБК представителя АКРА. Если государство примет решение о его создании, в этом будет больше плюсов, полагает он. По словам Лукашука, этот шаг снизит операционные расходы банков на работу с такой задолженностью.

Особо он указал на рост доли государства в банковской системе и наличие рисков затягивания санации крупнейших банков.

"До последнего времени не было ни одного случая успешной санации российского финансового института", - обратил внимание руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА. "В текущих условиях международных санкций и слабой экономики нет предпосылок к тому, что санация будет завершена быстро", - заключил он.

Завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС Константин Корищенко в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа", говоря об источниках возникновения безнадежных банковских активов, напомнил, что с 2014 по 2017 годы наблюдалось фактически двукратное изменение курса рубля, в связи с чем все валютные активы удвоили свои рублевые стоимости.

"Второй момент заключается в том, что в России в 2015-2016 годах наблюдалось существенное снижение ВВП и в целом кредитной активности, а также ухудшение качества банковских балансов. Это не могло не найти отражение в росте проблемных активов. Но, на самом деле, рост с 2016 на 2017 – 3,4 трлн рублей в 2016 и 3,8 трлн рублей в 2017 году – это относительно небольшой рост, где-то порядка 10%, который говорит о замедлении ухудшения этих балансов", - поведал эксперт.

Комментируя призыв АКРА к созданию единого инфраструктурного инструмента для работы с проблемной задолженностью, экономист отметил, что он несколько потерял свою актуальность, поскольку такой инструмент уже существует, речь идет о Фонде консолидации банковского сектора. "И действия Центробанка по отношению и к "Бинбанку", и к банку "Открытие" вполне соответствуют этим целям", - указал Константин Корищенко.

Проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов напомнил, что Центробанк на протяжении достаточно длительного периода выводил с банковского рынка и лишал лицензий те банки, которые потеряли свой капитал, в том числе за счет того, что они вкладывались в проекты структур, аффилированных собственниками, акционерами банков. "С момента кризиса процесс стал нарастать. Данные проекты, касающиеся развития девелоперовского сектора, то есть строительства торговых центров и так далее, оказались не очень востребованы на рынке, поэтому банки, имея кредитные обязательства заемщиков, фактически получили в качестве залога неликвидные активы, ценные бумаги компаний, которые разорились в рамках происходящего кризиса, причем необязательно строительных, потенциально любых", - поведал эксперт.

"Безнадежные активы складываются из залоговых обязательств по кредитованию проектов, которые либо оказались неуспешными, либо использовались для вывода активов в последний период времени, когда акционеры понимали, что банк будет ликвидирован по решению ЦБ, и предоставляли, так сказать, эрзац-кредиты под покупку ценных бумаг и вывод активов. И естественно, сейчас реализовать эти активы не представляется возможным, потому что физически их просто нет. Либо это недострой, который никому не нужен, либо это проекты в начальной стадии, но все равно не востребованные рынком, либо это компании, которые оказались банкротами или без перспектив вообще какого-либо развития и в предбанкротном состоянии", - перечислил он.

Александр Сафонов обратил внимание, что единый инструмент работы с плохими активами не будет интересен банкам. "Частично он уже реализован в виде страхования вкладов физлиц и защиты счетов индивидуальных предпринимателей. По сути, конструктивное обсуждение может вестись только вокруг резервного страхового фонда, который получал бы страховые платежи от банков под определенного вида операции, которые связаны с рисками невозврата кредитов, а дальше этот фонд расплачивался бы с банками, возможно, с дисконтом, и работал с проблемными долгами. Есть, конечно, вариант передать долги физлиц коллекторской службе, но здесь сразу же встает вопрос, сколько это будет стоить для бизнеса", - отметил он.

"Это очень похоже на дискуссию вокруг создания страхового фонда по возврату долгов предприятий по заработной плате. Когда подсчитывается стоимость такого инструмента, который мог бы защитить граждан от потери заработной платы в результате банкротства или других экономических проблем предприятия, оказывается, что из-за нее на 1% вырастает фонд оплаты труда. Ни работодатель, ни работники не готовы столько за это платить, и приводится хороший аргумент, что тогда хорошие работодатели будут расплачиваться за плохих", - привел аналогию экономист.

"Мы пережили достаточно сложный период очистки банковской системы, произошла неизбежная консолидация банковских активов как ответ на сжимающийся спрос на кредитные продукты со стороны беднеющего населения и компаний. Существующей сети вполне достаточно для того, чтобы обслуживать потребности экономики. Кроме того, пик кризиса пройден, и по мере экономического роста проблема станет менее актуальной, о ней, скорее всего, забудут. Никто в мире никогда не страхует на 100% банковские операции, да, есть хеджирование рисков, но оно означает либо перестраховку, либо дифференцированный портфель инвестиций в активы с разной степенью риска, позволяющий в конечном итоге иметь стандартную маржинальность и обеспечивающий экономическую эффективность работы банковской системы", - заключил Александр Сафонов.

5870 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные