БРИКСТ: быть или не быть?

БРИКСТ: быть или не быть?

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на саммите БРИКС в Йоханнесбурге заявил о готовности страны вступить в организацию и даже предложил новую аббревиатуру на случай, если присоединение состоится, - БРИКСТ (BRICST).

"Вестник Кавказа" поинтересовался у экспертов Андрея Бакланова и Орхана Гафарлы, почему Анкара стремится в БРИКС, каких политических и экономических бонусов она ожидает от организации и что, в свою очередь, может ей дать сама.

Как заявил заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов, желание Турции присоединиться к БРИКС отражает серьезное укрепление позиций организации как объединения, рост ее авторитета. "Я считаю, что намерения Турции присоединиться к деятельности БРИКС носят знаковый характер, потому что это отражает одновременно и уход в прошлое, и разочарование в модели евроатлантического доминирования в мире. США, страны Европы привыкли к тому, что они законодатели политической, экономической, финансовой моды во всем мире и они определяют условия игры. Последние 1,5-2 десятилетия эти условия игры все более противопоставляют себя интересам других стран, и с этими странами все меньше считаются. Это вызвало потребность в формировании других, альтернативных организаций, включая ШОС, БРИКС, которые стремятся вернуть морально-этические основы политике и стремятся к тому, чтобы мы возвратились к тем очень разумным, сбалансированным, правильным положениям, которые были зафиксированы в Уставе ООН в 1945 году на демократической волне, связанной с победой над фашизмом", - пояснил эксперт.

По его словам, в последние годы значение этих принципов стало уменьшаться, однако это не устраивает большую часть человечества. "Создание БРИКС, ШОС, других альтернативных организаций – это мера вынужденная, потому что под диктовку евроатлантических лидеров жить становится просто неуютно и крайне опасно в современном мире. Текущая тенденция - это отражение очень серьезных процессов, которые происходят на мировой арене. И я думаю, что за ними будущее", - подчеркнул заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов.

"Эрдоган, как человек исключительно опытный в политике, просто видит тенденцию и стремится к ней присоединиться. Тем более, что он хотел бы жить в условиях, когда никто не навязывал бы Турции, такой крупной, мощной стране, свою волю извне. Я думаю, что значение этих процессов очень велико, и могут быть неожиданные последствия, в частности, на Украине, где простые люди и политические деятели поймут, что они сделали ошибочную ставку и не за их тенденцией будущее. Полагаю, что эти явления могут повлиять на самые разнообразные страны, международные организации, вообще на настрой людей во всем мире. Так что это очень важные и позитивные заявления", - заключил Андрей Бакланов.

В свою очередь политолог Орхан Гафарлы обратил внимание на то, что стремление Турции присоединиться к БРИКС укладывается в концепцию многовекторной внешней политики страны.

"Уже долгое время Турция старается вести многовекторную внешнюю политику, а в этой политике важно сотрудничество с Западом, с Востоком, со всеми международными экономическими и политическими организациями. Поскольку мировой порядок сегодня меняется от однополярного к многополярному, Турция хочет развивать отношения со всеми мировыми организациями и игроками. БРИКС считается одной из таких платформ, где собираются глобальные игроки и обсуждают вопросы региональной, международной безопасности, поэтому вполне логично, что Турция стремится иметь здесь свою роль, также как в G20, в ШОС, куда страна тоже хочет вступить. Все это укладывается в новую концепцию турецкой многовекторной внешней политики", - объяснил эксперт.

Он также поделился своим мнением о том, каких бонусов для Турции от членства в БРИКС ожидает Реджеп Тайип Эрдоган . "Все зависит от того, как дальше будет развиваться организация – будет ли она больше склонна к экономическим вопросам, или же она сосредоточится на вопросах мировой безопасности. Если там будут обсуждаться вопросы безопасности, то Турция готова быть частью этого диалога и иметь отношения с лидерами этой платформы. Но при этом турецкая сторона готова и к экономическому сотрудничеству. В частности, на днях Турция выделила кредит Китаю, который является членом БРИКС, в размере более $3 млрд. У Турции также очень хорошие отношения с Россией. Кроме того, Анкара развивает отношения со странами Южной Америки и Африкой. Так что Турция ожидает от БРИКС полноправных отношений", - заявил Орхан Гафарлы.

Помимо этого, он поведал,  что сама Турция может предложить БРИКС в вопросах сотрудничества. "Я думаю, это прежде всего вопросы безопасности и экономики. Например, развитие "Шелкового пути". Турция - важный игрок на Ближнем Востоке, и в этом контексте она может работать в БРИКС", - резюмировал политолог.

6770 просмотров






Популярные