Узбекистан начал прямые переговоры с "Талибаном"

Узбекистан начал прямые переговоры с "Талибаном"

Министр иностранных дел Узбекистана Абдуллазиз Камилов и руководитель делегации политического офиса движения "Талибан" (запрещено в РФ) Шир Мухаммад Аббас Станикзай обменялись мнениями по урегулированию ситуации в Афганистане. Они также обсудили возможности разработки "дорожной карты", которая положит начало переговорам между участниками конфликта. Эксперты считают, что при всей сложности ситуации вокруг Афганистана узбекской дипломатии удалось сделать серьезный шаг вперед в налаживании диалога для решения этого сложнейшего конфликта современности.

Делегация движения "Талибан" прилетела в Узбекистан из Катара. В 2013 году в Дохе при поддержке США и властей Катара был открыт офис радикального движения. Однако, по словам бывшего премьер-министра Хамада бен Джасим бен Джабера Аль Тани, Катар согласился на открытие представительства под давлением. "Американцы хотели, чтобы у них было постоянное место для переговоров с "Талибаном"", – заявил экс-премьер Аль Тани в эфире катарского телевидения.

Офис периодически закрывали, менялись его руководители. Нынешние руководство представляет лишь часть движения "Талибан", которое в последние годы раскололось на несколько фракций. Более того, как утверждают эксперты, муллы-представители офиса сделались на американские деньги бизнесменами и периодически играют роль "лидеров Талибана". "Станикзай, я уверен, не имеет влияние на основной костяк талибов в Афганистане", – сказал "Вестнику Кавказа" казахстанский эксперт информационно-аналитического портала Polit-asia Акбар Асанов. По его мнению, если когда-нибудь основной костяк талибов решит пойти на перемирие с афганским правительством, то Узбекистан может выступить в качестве посредника. Но это будет не скоро. "По сути, никому уже не нужен мир в Афганистане, сами афганцы не знают, как он выглядит, этот мир. Для Ташкента – это серьезная заявка во внешней политике", – отметил Асанов.

Между тем, информационный пакистанский ресурс The Dispatch News Desk (DND) сообщил, что "делегация талибов, побывала в Ташкенте с благословления муллы Хабатуллы – нынешнего лидера талибов, который сменил на этом посту покойных лидеров Муллу Мансура и Муллу Омара. По версии издания, состоявшиеся переговоры в Ташкенте – результат усилий США. На днях первый заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс обсудил в Дохе на встрече с представителями "Талибан" пути урегулирования афганского конфликта. По информации The Wall Street Journal, официальные переговоры с Кабулом могут начаться только через несколько месяцев. Госдеп США эту информацию не подтвердил, но и не опроверг. Впрочем, президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани встретился со спецпредставителем министра иностранных дел Катара Мутлаком бен Маджидом аль-Кахтани, прибывшим с визитом в Кабул. Гани выразил катарской стороне признательность за содействие диалогу между сторонами афганского конфликта, в частности, посреднические усилия в деле организации мирного диалога.

Активизацию переговорному процессу придали в Ташкенте. Напомним, в узбекской столице по инициативе президента Шавката Мирзиеева состоялась крупная конференция, посвященная проблемам Афганистана и вариантам их решения. В ней приняли участие главы МИД ряда стран, в том числе России – Сергей Лавров, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Фредерика Могерини, представители ООН. Афганистан был представлен президентом Ашрафом Гани и главой МИД Салахуддином Рабани. Однако ключевой участник конфликта – движение "Талибан" на конференцию не прибыл. Тем не менее участники мероприятия решили, что мир в Афганистане должны установить сами афганцы, начав масштабные внутренние переговоры, а другие страны помогут, прежде всего – обеспечением устойчивого экономического развития. Функции страны-гаранта по урегулированию ситуации в Афганистане взял на себя Узбекистан.

Наконец, лед тронулся. В узбекском МИДе состоялись переговоры с представителями "Талибан". Детали и результаты переговоров пока не раскрываются. Как сказал "Вестнику Кавказа" доктор политических наук, член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана "Иран–Восток" (Иран) Игорь Панкратенко, к усилиям узбекской стороны на афганском направлении сейчас приковано пристальное внимание, причем далеко не всегда дружелюбное. Решение Ташкента активизировать свою политику в вопросе, на котором "сломали зубы" США, Россия, Индия, Иран, Пакистан, а также последовавший за этим целый ряд событий – от подписания важных экономических соглашений с Кабулом до установления рабочих отношений с представителями Талибана, и это еще оставляя за скобками ситуацию с возвращением Дустума – у многих вызывает скепсис и подозрение. Кто-то говорит, что перед нами откровенный блеф президента Мирзиеева, который таким образом стремится повысить рейтинг Ташкента в глазах внешних игроков, и на самом деле переговоры с представителями талибов – не более чем имитация. Кто-то утверждает, что в происходящем Узбекистан играет лишь ту роль, которую отвели ему США. Откуда берутся подобные взгляды – отдельная тема, и суть не в ней. Что представляет собой "афганский проект", который Ташкент предлагает Кабулу, Талибану и внешним игрокам? Во-первых, он предполагает, что к талибам надо перестать относиться как к "экзистенциальному злу" и признать их тем, кем они в действительности давно являются – полноценной политической силой, выражающей интересы достаточно крупной части населения Афганистана. Той силой, которая имеет полное право на официальное представительство в органах власти. На аналогичном подходе, кстати, в 1990-х Ислам Каримов настоял в отношении Объединенной таджикской оппозиции, что, в итоге закончилось подписанием московского мирного соглашения, прекратившего гражданскую войну в Таджикистане. То есть однажды предлагаемая Узбекистаном схема доказала свою жизнеспособность. Во-вторых, Ташкент предлагает провести легализацию "Талибана" не через абстрактные политические механизмы, которые в условиях местной специфики не совсем надежны, а через вполне конкретные экономические проекты. Работа, в рамках этих проектов, способна и объединять вчерашних врагов, и, что крайне важно для Афганистана, приносить прибыль. Отсюда и целый "веер" экономических проектов – от геологоразведки до транспортного строительства – который буквально за два месяца Ташкент предложил Афганистану, в том числе – и тем же талибам. Они не просто выразили заинтересованность в сотрудничестве, но и взяли на себя обязательства по обеспечению их безопасности. Что же до "самостоятельности" узбекской стороны в ее афганском проекте, то здесь необходимо иное определение. Этот проект согласован Ташкентом и с Вашингтоном, и с Пекином. С остальными внешними игроками крайне сложный процесс согласования пока продолжается.

Директор Центра исследовательских инициатив Ma'no Бахтиер Эргашев на своей странице в FB написал, что "именно Узбекистан сейчас имеет карт–бланш на активную политику в Афганистане, во внутриафганском урегулировании". "Тот крутой кворум, который Узбекистан собрал на конференции по Афганистану в марте 2018 года; договоренности в ходе визита президента Узбекистана Мирзиеева в США; продолжающиеся обсуждения с РФ по решению проблемы ИГИЛ (запрещено в РФ) в Афганистане; китайский доброжелательный нейтралитет в отношении активизации Узбекистана в Афганистане –основа для того, чтобы Узбекистан, имеющий свою четкую и не раз публично озвучиваемую позицию в отношении урегулирования в Афганистане, стал одной из ведущих сил, способствующих урегулированию внутриафганского конфликта", считает Эргашев. По его мнению, то, что делегация "Талибан" приехала в Ташкент – хороший знак.

8105 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные