Сирия: худшее еще впереди

Сирия: худшее еще впереди

Отгородиться от беженцев и надеяться, что война как-то закончится – это в настоящее время является стратегией Европы в отношении Сирии. И сейчас она с треском проваливается», - пишет издание Die Zeit в статье «Сирия – худшее еще впереди». «В Сирии сотни тысяч людей вновь находятся в бегах, ареал войны ширится. Ситуация тяжела, как никогда раньше, заявляют в ООН и отчаянно требуют прекращения огня, чтобы укрыть по крайней мере какую-то часть тяжело раненных из бомбардируемых районов. Последняя эскалация произошла на сирийско-израильской границе, и она первоначально протекала относительно более мягко, по сравнению с войной в других районах.

Впервые израильский военный самолет ​​потерпел крушение в результате нападения - согласно израильским заявлениям он был сбит сирийской ракетой. Два пилота смогли довести подбитую машину до территории Израиля и катапультироваться. До сих пор Израиль был «невидимой» интервенционной силой в этой войне. Сообщения о воздушных ударах в Сирии постоянно всплывали, но они не опровергались и не подтверждались израильской армией, и потом быстро забывались. Но в последние месяцы ВВС Израиля значительно увеличили частоту операций. И вместе ней также и риски.

Целями являются позиции союзников режима Асада: иранская революционная гвардия и ливанская «Хезбалла», оба – заклятые враги Израиля. С одной из этих баз, как говорят, в ранние утренние часы иранский БПЛА был направлен в сторону Израиля. Армия Обороны Израиля не допустит такой агрессии, но и не желает эскалации, заявил представитель израильского военного ведомства. Но это именно это сейчас и происходит.

Вместе с военными успехами проправительственной коалиции против повстанцев всех мастей иранская революционная гвардия все ближе продвигалась к оккупированным Израилем Голанским высотам. В ходе войны в Сирии они также вооружили «Хезболлу», которая является доминирующей силой в Ливане, как в военном, так и в политическом плане. В 2006 году она вступила в короткую войну на юге Ливана с Армией Обороны Израиля, что обернулось разрушением деревень и городов.

Теперь угрожает новый конфликт - и он, вероятно, не ограничится сирийской территорией. Он может распространиться на Ливан и на Израиль. Ведь «Хезболла», благодаря своим иранским ракетам, уже давно в состоянии напасть на Хайфу или Тель-Авив.

Именно от этого сценария на этой неделе решительно предостерегла Кризисная группа, международная организация по предотвращению конфликтов: «Независимо от того, как  Асад реализует свои недавние военные достижения и реализует ли их вообще, «они уже очерчивают географию следующей войны между Израилем, «Хезболлой» и Ираном». Между тем, в других районах Сирии сегодня расширяются гуманитарные катастрофы. С тех пор, как была провозглашена победа над ИГИЛ  (запрещенная в России террористическая организация), коалиция против ИГИЛ распадается на старые и новые фронты, и на передний план выдвигаются иные стратегические интересы. Как правило, с разрушительными последствиями для гражданского населения.

Атака турецких войск на курдский анклав Африн на северо-западе Сирии не ослабевает. Во-первых, президент Турции Эрдоган хочет создать буферную зону против доминирующей фракции сирийских курдов из Партии демократического союза (PYD). Она близка к турецко-курдской РПК, а потому относится к категории «террористов» для Анкары.

Во-вторых, Эрдоган хочет набрать с помощью этой военной кампании, которая, похоже, не преуспевает, очки во внутренней политике. Ополчения PYD отчаянно борются против сил «Оливковой ветви», как турецкие военные окрестили это вмешательство. Ближайшие последствия: убиты десятки мирных жителей, по меньшей мере 15 000 человек стали беженцами, а также вновь вспыхнувшая ненависть между курдами и арабами. Потому что Турция, финансирующая различные повстанческие группы в Сирии, также наняла подразделения Свободной Сирийской Армии в рамках данной операции. Первоначально возникшая в качестве оппозиции к диктатуре Асада, сегодня ССА нанята как наемная труппа Анкары.

Кроме того, по-прежнему сохраняется угроза прямой конфронтации между двумя членами НАТО. Сирийские курды были самым важным союзником США в войне против ИГИЛ и до сих пор поддерживаются ими к возмущению Анкары. Сейчас у Вашингтона есть уже несколько баз в северо-восточной Сирии. США пока не вмешивались в борьбу за Африн. Однако, если турецкие войска продвинутся на восток, они могут столкнуться с американскими солдатами.

В свою очередь, американские боевые бомбардировщики ударили по подразделениям проасадовских сил на востоке страны в четверг. После изгнания ИГ из Ракки крупные районы были фактически взяты под контроль американо-курдской коалиции, а вместе с ней и нефтегазоые месторождения, в которых остро нуждается режим Асада. В Вашингтоне говорят о том, что желают стабилизировать эти районы и защитить их от атак ИГИЛ. В переводе это означает: мы остаемся.

Дамаск, по-видимому, отправил в наступление проправительственные силы с целью проверки решимости американцев - и немедленно был подвержен бомбардировке с воздуха. Данные о количестве погибших варьируются от 27 до 100. Не далее, как здесь возникает вопрос: что будет делать Москва? Россия претендует на статус ведущей военной и политической державы в Сирии. И это по-прежнему так. Но последние несколько недель продемонстрировали пределы российского влияния. Еще в мае 2017 года Владимир Путин, казалось, имел на руках все козырные карты, а контролировал даже глубоко враждебные друг к другу интервенционистские силы в Сирии: уверенность в сохранении власти Башаром Асадом была обеспечена после захвата Восточного Алеппо.

Владимир Путин переставил Женевский мирный процесс ООН на собственные рельсы в Астане. Свою обеспокоенность иранской экспансией в Сирии Израиль выражал уже не в Вашингтоне, а Москве, и проводил свои воздушные удары с допущения российского президента. Путин смог подвигнуть антагонистов Иран и Турцию к тому, чтобы они подписали меморандум о создании центров деэскалации в Сирии – с расчетом на то, чтобы Турция стала «контролером» исламистских повстанческих групп и сделала их более договороспособными.

Что происходит сейчас? Спустя девять месяцев Кремль занят, в первую очередь, тем, чтобы сохранить обзор положения. Предполагаемая «быстрая» операция «Оливковая ветвь» грозит затянуться в борьбу с неизвестным итогом. У США, хоть до сих пор и нет стратегии в Сирии, однако они сохраняют там свое военное присутствие. Израиль полагает, что его интересы безопасности недостаточно серьезно воспринимаются Москвой, которая, в свою очередь, не может удержать Иран и «Хезболлу» от антиизраильских угроз. Последняя же мирная конференция в Сочи, инициированная Путиным, не принесла результатов.

10860 просмотров






Популярные