Юрий Мавашев: "Россия и Турция достигли небывалого уровня отношений"

Юрий Мавашев: "Россия и Турция достигли небывалого уровня отношений"

Накануне президент России Владимир Путин прилетел в Анкару с рабочим визитом для проведения переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом по ключевым вопросам российско-турецкой повестки дня, включая урегулирование сирийского кризиса и глобальные двусторонние экономические проекты. "Вестник Кавказа" побеседовал с руководителем политического направления Центра изучения современной Турции Юрием Мавашевым об итогах и значении этого визита для связей России и Турции.

- Юрий Юрьевич, по вашей оценке, какие темы стали главными на этих переговорах?

- Поскольку изначально визит планировался на ноябрь, а состоялся именно сейчас, полагаю, основным предметом переговоров являлась Сирия и все, что так или иначе связано с урегулированием сирийского кризиса, включая обстановку в Идлибе. Мы принимаем во внимание, что стороны не так давно пришли к соглашению и пониманию по четвертой зоне деэскалиции Идлиб, когда с севера провинции все подходы будут контролироваться турецкими вооруженными силами, а с юга, соответственно, военной полицией, дабы вооруженная группировка в 28 тыс боевиков, в основном, сторонников Джабхат ан-Нусры, была блокирована и не представляла угрозы для провинции Хама и находящимся там сирийской арабской армии и ССО (Силам специальных операций) РФ. Вылазки, подобные недавнему окружению российских военных полицейских, необходимо пресечь самым жестким образом. Поэтому президенты говорили об Идлибе.

Также важной темой является формирование пятой зоны деэскалации в курдском кантоне Африн. Премьер-министр Бинали Йылдырым недавно сообщил, что с российской стороной идет предметное обсуждение на этот счет. Кроме того, одна из ключевых тем российско-турецких контактов в Сирии – это ситуация в Дейр-эз-Зоре, где в последнее время дела складываются не самым благоприятным образом: Сирийские демократические силы ведут наступление и при поддержке американцев пытаются захватить нефтяные месторождения, проводя при этом этнические чистки. Естественно, это не нравится ни Анкаре, ни Москве, так как создается прообраз агрессивной курдской независимости под контролем американцев. В этой связи надо отметить очень высокую роль ВКС, которые все это время помогали сирийской арабской армии форсировать Евфрат, и пусть деблокада Дейр-эз-Зора еще не завершена, прогресс налицо.

Стоит отметить, что сирийская тематика важна, поскольку Турция и Россия стоят во многом на одних позициях. Владимир Путин во время этого визита заявил, что обе стороны привержены политическому мирному урегулированию, а создание зон деэскалации стало прологом к прекращению войны, акцентировав внимание на наличие условий для прекращения противостояния. Турция в этом плане с Россией согласна. Для Анкары эта тема связана и с недопущением создания независимого курдского государства – референдум в Иракском Курдистане был не так давно, и неслучайно, что во время визита Владимира Путина этот вопрос поднимался: Турции нужно понять позицию России по этому вопросу. Судя по заявлениям президента Путина, Россия точно так же считает, что необходимо руководствоваться территориальной целостностью государств, то есть здесь мы с Турцией тоже солидарны, так как понимаем, что проблема в том, что кто-то хочет воспользоваться этим курдско-иракским вопросом в своих целях. Цели эти понятны – фрагментация Ирака и Сирии, на мой взгляд, не в последнюю очередь за этим стоит Лондон, чья делегация 5 сентября побывала в Эрбиле без объявления причин. Напомню, что истеблишмент Великобритании не стал выступать против референдума, лишь заявил о его несвоевременности. Недалеко от Иракского Курдистана находится Киркук, богатый нефтью, и Великобритания хотела бы поставить под свой контроль этот район. Как и в XX веке, когда при участии Великобритании были начерчены границы Ирака и Сирии, теперь Лондон стремится создать новые государства, дабы реализовать свои проекты на Ближнем Востоке, которые будут предусматривать уничтожение светских и национальных государств в регионе, которые мы знаем.

Помимо всего прочего, обсуждался вопрос поставок С-400 в Турцию. Это вопрос уже решенный, и Россия и Турция не будут сворачивать свое военно-техническое сотрудничество на этом. Турции это оружие необходимо, чтобы продемонстрировать свою роль в регионе, России также нужно продемонстрировать свою значимость, в том числе на рынке вооружений, показать, что российское оружие пользуется достаточно серьезным спросом даже среди членов блока НАТО, которым Турция, несомненно, является, хотя в последнее время как будто бы номинальным.

- Что в геополитическом смысле означает визит Владимира Путина в Турцию и личная встреча в Анкаре с Реджепом Тайипом Эрдоганом для региона?

- Турция является одной из ведущих стран региона и не без оснований претендует на региональное лидерство наряду с Израилем и Ираном. Совокупный турецкий потенциал достаточно серьезен, включая человеческий потенциал: все-таки, это страна с более чем 80-миллионным населением и растущей экономикой. Кроме того, возможно, визит символизирует то, что Россия готова считаться с мнением Турции, особенно касательно провинции Идлиб и того, что происходит на севере Сирии. Ведь уже на территории России было несколько встреч, и понятно, что должен действовать определенный принцип взаимности. Эрдогану тоже нужно продемонстрировать своей общественности, что не только он ездит к Путину договариваться по Сирии, но и Москва, проявляя уважительное отношение к Анкаре, сама приезжает в Турцию, а Эрдоган принимает Путина уже в качестве хозяина дома. То есть итог достигнутых накануне договоренностей и их совокупный результат нужно рассматривать не только с российско-турецкой, но и с турецко-российской точки зрения, согласно которой Эрдоган может хорошо реализовать этот визит Путина на внутриполитической арене. Не исключаю, что и этим тоже руководствовался Эрдоган и его администрация, когда предложила провести встречу в Анкаре

Для нас же очень позитивно, что Россия и Турция сотрудничают на сирийском направлении, так как это является заделом, если не гарантией, для выведения военно-технического сотрудничества Москвы и Анкары на новый уровень. Впервые за всю историю российско-турецких отношений на современном этапе наше военно-стратегическое сотрудничество находится на столь высоком уровне. Дело тут не только в продаже С-400, но и во встречах глав генштабов, только официально их было пять за прошлый год. Раньше такого никогда не было. Теперь же мы имеем опыт договоренностей на земле в Сирии, то есть опыт решения проблем в Евразии, и это очень здорово, ведь это наследие, которое мы сможем использовать в случае повторения в регионе кризисов, подобных сирийскому. Это очень важно как опыт, который достигается путем согласования позиций двух государств без третьей стороны – без США или кого-то другого. Мы тет-а-тет встречаемся, контактируем и решаем непосредственно с Турцией те наболевшие вопросы, которые у нас на данный момент сложились.

- Если более подробно остановиться на сирийском вопросе, то насколько сегодня Москва и Анкара едины в понимании сценария завершения войны в Сирии?

- Если посчитать по десятибалльной шкале, то на 8 баллов из 10 у нас сейчас есть понимание по Сирии. Более того, подчеркну, у России ни с одним из игроков, которые так или иначе имеют свои интересы и свое влияние в Сирии, нет столь сходных позиций. Это я говорю, исходя из нашего общения с турецкими военными экспертами и представителями правящих кругов: роль российских ВКС оценивается Турцией достаточно высоко, они понимают, что в антитеррористической операции Россия играет ключевую роль, поскольку деятельность международной коалиции никак не может сравниться по своим итогам с российскими успехами. Ряд военных говорит, что ВКС РФ спасли в целом Ближний Восток, не только одержав много побед в Сирии, но и помогая сирийской армии. 

Также стоит отметить изменение позиции Анкары по судьбе президента Башара Асада. С 2011 года Турция проводила политику "Асад должен уйти", и теперь Эрдоган, разумеется, не может выйти к избирателям и сказать, что теперь считает Асада, которого в прошлом называл прямо убийцей, приличным человеком – он просто потеряет голоса. Но теперь Анкара привлекает Россию в качестве посредника при общении с сирийским правительством. Из Сирии тоже стали делать примирительные заявления. Башар Асад недавно, не назвав прямо Турцию, сказал, что нужно простить многих региональных игроков, которые, может быть, так или иначе, совершали в прошлом ошибки. Это такой ясный ответ Эрдогану, который является умным политиком и может сделать определенные выводы из той ситуации, которая сложилась, и прийти к взаимопониманию с российской стороной и по вопросу судьбы Башара Асада.

10175 просмотров






Популярные