Вячеслав Гордеев: "В Баку тепло во всех смыслах"

Вячеслав Гордеев: "В Баку тепло во всех смыслах"

С 19 августа по 8 сентября в Москве, на сцене Московского дворца молодежи, впервые пройдет Фестиваль "Планета балета". Всего в Москве и Санкт-Петербурге запланировано более 50 показов. Ожидается, что в этом году фестиваль соберет более 70 тысяч зрителей. В ожидании этого события "Вестник Кавказа" побеседовал с руководителем Московского областного государственного театра "Русский балет", народным артистом СССР, выдающимся русским танцовщиком, премьером Большого театра, балетмейстером,  хореографом, театральным режиссером и педагогом Вячеславом Гордеевым.

- Насколько важен для артистов фестиваль "Планета балета"?

- Фестиваль привлекает внимание. Если зрители приходят и им нравятся, то они уже пытаются связать свою жизнь с балетом или просто начинают ходить в театр. Но чтобы в области мы были впереди планеты всей, как раньше, нужно развивать балетные школы, театры, в которых потом выпускники училищ смогут работать. Сейчас молодежь переходит на другие жанры. Желающих связать свою жизнь с балетом стало меньше. Набор в хореографические училища очень неважный, особенно проблемы с мальчиками. При это у нас талантливые дети - русские больше приспособлены к балету, чем другие национальности. Сегодня возрастает внимание и общественности, и правительства к балету; даже был Год балета, но я как художественный руководитель театра этот Год балета не ощутил. Для нашего театра  ничего не было сделано.

- В вашем театре ставили "Семь красавиц" Кара Караева?

- Да, ставили. Мы отмечали этим спектаклем столетие со дня рождения Кара Караева. Посол Азербайджана в РФ Полад Бюльбюль оглы приходил на спектакль, министр культуры Московской области Нармин Ширалиева (она тоже из Азербайджана) откликнулась на это мероприятие. Заслуженный артист Азербайджана Виталий Ахундов сделал свою редакцию балета, на мой взгляд, это очень удачно. Мы немножко осовременили его, в спектакле появился видеоряд, и он совсем по-другому сейчас смотрится. Та удачная премьера еще раз показала, что советский период, когда было слияние разных национальных особенностей, обогащало балет. Музыка Кара Караева потрясающая, и то, что она звучит на сцене в нашем театре, это тоже определенная победа и театра тоже.

- Виталий Ахундов еще хотел поставить "Тысячу и одну ночь"?

- Мы разговаривали на эту тему. Но у нас очень маленький бюджет. Я сейчас ставлю "Бахчисарайский фонтан", деньги есть только на этот спектакль. Поставлю его, будем что-нибудь другое делать.

- У вас остались контакты в Баку?

- Конечно. Через год я поеду туда на конкурс, надеюсь, в качестве члена или председателя жюри. Мне очень нравится этот город. Когда я гулял там, то просто обезумел от города. Тепло, атмосфера домашняя на улицах, народ ходит счастливый. Меня поразило, что когда мы, члены жюри, садились за стол на турах, там стояли сладости, чай. В Баку всегда очень семейная, дружественная обстановка.

- На гастроли планируете?

- Сейчас все гастроли упираются в деньги. Когда мы ездили в последний раз, гастроли устраивал Банк Москвы, который праздновал свое пятилетие. Тогда на нашем выступлении присутствовал Гейдар Алиев. Нас принимали очень хорошо. Потом мы с Гейдаром Алиевым и Мстиславом Ростроповичем отправились на банкет. Хорошее было время, но это было давно, за несколько лет до смерти Гейдара Алиева.

- Вы общались с ним?

- Да, конечно. И с ним, и с Гейдаром Алиевым. Помню, мы ходили в какой-то ночной ресторан с потолком из лампочек - было очень интересно. Сегодня город изменился совершенно, преобразился. Потрясающая набережная, зал, где проходит фестиваль "ЖАРА". Я потрясен городом, он оставил очень хорошие впечатления. Там тепло во всех смыслах.

- Вы как-то сказали, что величие нашего балета в классике…

- Мы ворвались в мир балета благодаря появлению Петра Ильича Чайковского, когда он создал свои три спектакля, которые были поставлены в России и сразу завоевали весь мир. То же самое происходило, когда главным балетмейстером в Большом театре был Юрий Григорович. Когда я в 1973 году работал в Большом театре и впервые приехал в Америку, там был аншлаг: на демонстрациях было меньше людей, чем на наших спектаклях. Это было торжество русского балета, это было счастливое время для людей, которые работали в балете, подтверждением того, что мы лучшие, что внимание всей мировой культурной общественности сосредоточено на нас. Балеты наших композиторов "Спартак", "Легенда о любви" были важны для мировой культуры. А сейчас в основном на сценах наших главных театров идут переделки, спектакли, которые когда-то уже отзвучали на Западе, и ставятся теперь у нас в Большом театре. Что это дает нашему искусству и нашему зрителю? С развитием техники и компьютерных технологий можно посмотреть все старые спектакли на экране. Я иногда сам люблю смотреть старые спектакли по телевизору, и этого вполне достаточно. Всю свою жизнь (у нас артистов балета она очень короткая – 20 лет) посвящать изучению западных спектаклей не первой свежести, думаю, неправильно. Но руководители многих театров взяли на вооружение эту пагубную тенденцию. Чтобы появлялись свои Григоровичи или Петипа, им нужно дать такую возможность. Я сейчас преподаю в ГИТИСе - завкафедры балетмейстерского отделения – пытаюсь продвинуть балетмейстеров, талантливых ребят, но это невозможно. Везде уже сидят какие-то непонятные люди, ставят какие-то непонятные российскому зрителю спектакли, пытаются внедрить это в наше общество. Нужно, чтобы государственная политика в области балета была правильная, а это может определить только специалист.

- Что бы вы сделали, чтобы такую ситуацию изменить?

- Мы воспитаем молодежь, а работать-то им где? Какой репертуар? Они восемь лет учатся в хореографических училищах, потом приходят в театр и танцуют современную хореографию. Сегодня много современных трупп, которые где-то в подворотне занимаются, а потом выходят и якобы представляют российский балет, может быть, даже за границу ездят с этими спектаклями. Наша значимость в мировом балете снижается из-за этого.

Когда мы возили за границу балет "Спартак" Юрия Григоровича, когда он ставил "Ромео и Джульетту", это было событие в культурной жизни Америки, Франции, как русские сезоны Дягилева в свое время. Когда мы с Павловой танцевали "Ромео и Джульетту", вышла статья в "Нью-Йорк Таймс": "Они приехали, мы их увидели, они нас победили". Сейчас такого нет.

- У вашего театра интернациональная труппа?

- У меня хорошая труппа, одна из лучших. Самые лучшие кадры идут в Большой, в Мариинку, в Станиславского, в Новосибирск, в стационарные коллективы. Но есть умненькие девочки и мальчики, которые, когда учатся, смотрят, где какой репертуар, кто как танцует, и у них создается правильное отношение к балету и к балетному коллективу. Поэтому они приезжают и говорят, что хотят у нас работать. Они могли бы работать и в Большом театре, и в Маринке, но приезжают к нам. Это ребята из Перми, Санкт-Петербурга, Москвы, Новосибирска, Красноярска, Уфы, Казани. Дмитрий Котермин из Казани приехал совершенно никакой, а сейчас он у нас ведущий танцовщик, стал заслуженным артистом. Он танцует так, как танцуют в лучших театрах мира. Мы в Китай ездим на гастроли по три раза в год, и его уже ждут там. Артисты нашего театра очень серьезно, дисциплинированно работают, и их нигде не стыдно показать.

- Ваши танцоры Мстислав Арефьев и Сиори Фукуда в Баку получили Гран-при?

- Да. Я был там председателем жюри, но мне даже не надо было ничего делать, потому что разница между теми, кто был на этом конкурсе, и, например, Арефьевым и Фукуда была настолько велика, что даже представители Украины, которые сейчас на всех конкурсах оппонируют нам, предложили дать им Гран-при. Фукуда – японка. Когда я был председателем жюри балетного конкурса в Токио, она получила первую премию, и я предложил ей приехать к нам. Помню ее взгляд, когда я ее пригласил - она чуть в обморок не упала. Сейчас она живет здесь, выучила русский языка, вышла замуж за Арефьева.

Задача руководителя — делать подчиненных (артистов, в моем случае) счастливыми. Я им даю репертуар, который они хотят, пробиваю возможности, чтобы они достойно жили. А это тоже большая проблема. Когда Фукуда приехала из Японии, у нас не было даже общежития. Она жила у меня на даче месяцев пять, как и многие артисты, которых я приглашал. Сейчас мы купили две квартиры, и молодые артисты, когда только приезжают, там живут.

Самое главное — гармония отношений и поощрение талантливых людей. Последнее - задача государства. То, что я делаю персонально, - этого мало. 

11470 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!