Всемирно известный хирург в Баку

Всемирно известный хирург  в Баку

"Вестник Кавказа" в гостях у заслуженного врача РФ, лауреата многочисленных премий, внесшего вклад в развитие мировой медицины в области эндоскопии Сабира Габибова. В этом году доктор медицинских наук, профессор, действительный член Российской академии медико-технических наук и Всероссийского общества эндоскопических хирургов временно покинул возглавляемое им отделение реконструктивной пластики и эндоскопической хирургии городской клинической больницы № 79 департамента здравоохранения Москвы и переехал работать в Баку.

- Как вы стали хирургом?

- Я родился в Кельбаджарском районе Азербайджана и еще школьником знал, что стану хирургом. К этому меня подтолкнул наш земляк доктор Сариев, который был доцентом в Азербайджанском медицинском институте, делал операции, спасал жизни людей, и жители нашего района ездили к нему в Баку лечиться. Родители часто об этом говорили, и он стал для меня символом хирургии. Каждый год доктор Сариев приезжал в отпуск в Кельбаджар, и отец меня с ним познакомил.

В 1967 году я поступил Азербайджанский медицинский институт. Там мы с другом дали обет, что в последующем будем учиться в Москве и станем хорошими хирургами. После окончания института он переехал в Москву и работал в Институте Вишневского. А я после распределения в 1973 году сначала работал Научно-исследовательском институте, сейчас он называется Центр хирургии Азербайджана, а потом поступил в аспирантуру во Всесоюзный онкологический научный центр Академии медицинских наук СССР в Москве. (Сегодня это Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н. Н. Блохина, - прим. ред.) Там я защитил диссертацию, и поскольку очень хотел оперировать, устроился в 79-ю городскую больницу, которая находится недалеко от онкоцентра, где и проработал 34 года.

В 1987 году я узнал, что французский хирург Филипп Муре начал делать лапароскопические операции. После первой операции по удалению желчного пузыря, которая продолжалась 7 часов, он дал себе слово никогда этим больше не заниматься – настолько утомительной оказалась эта операция. Однако уже на следующий день к нему подошла вчерашняя пациентка и поблагодарила. Только тогда Муре понял важность таких операций, которые были названы "второй французской революцией" в хирургии. С 1988 года эти операции начали делать в Америке. В 1990 году мне удалось увидеть такую операцию, и я решил, что будут этим заниматься. В России первую лапароскопическю операцию по удалению желчного пузыря сделали в 1991 году, а я, работая в обычной клинической больнице, начал делать такие операции с 1993 года.

В 1997 году впервые в Москве мы открыли специализированное отделение эндоскопической хирургии на 25 коек при 79-ой больнице. Раньше в структуре здравоохранения Москвы такого не было. Я все силы отдавал дальнейшему изучению этой методики, ездил в европейские страны смотреть операции на желудке, на кишечнике, а возвращаясь в Москву, вводил эти новшества здесь. Поэтому получилось, что у нас диапазон этих операций был даже шире - на желудке, на толстой и тонкой кишке.

Работая в этой области, я получил премию правительства Москвы, золотую медаль Чижевского – высший наградной знак Академии медико-технических наук, попал в швейцарское издание справочника "Кто есть кто", "Самые знаменитые люди Москвы" в 2007 году. В 2016 году я получил почетный диплом президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева. Для меня он стал главной из всех наград.

- Вы первым в России внедрили методику эндоскопического удаления вен?

- Методику удаления вен при варикозной болезни нижней конечностей я изучал у своих коллег в Америке - специально ездил к ее автору, научился делать и внедрил в России. Также я внедрил в России итальянскую методику удаления параректальных свищей прямой кишки. Всего несколько месяцев назад я приехал в Азербайджане, и уже внедрил эту методику здесь.

- Бытует мнение, что варикоз — это плата человечества за прямохождение. Как далеко пошла медицина в его излечении?

- Очень далеко. Самая современная методика - лечение помощью ультразвука болезней сосудов нижних конечностей. Сегодня существует много методов, малоинвазивные, косметические, но самый радикальный - хирургический метод. При этом он наиболее травматичен. Однако сейчас развиваются малоинвазивные методы хирургического удаления варикозных вен. Один из них – минифлебэктомия, когда мы специальным аппаратом все извитые конгломераты вен удаляем через маленькие разрезы.

- Какова вероятность возвращения симптомов заболевания при использовании такого метода?

- Она существует, ведь это хроническое заболевание. При этом надо стараться соблюсти основные принципы методики удаления варикозных вен. Если все они соблюдаются и технически операция выполнена на должном уровне, то результаты хорошие.

Считается, что варикозная болезнь нижних конечности возникает у людей, которые все время на ногах – это хирурги, продавцы, парикмахеры тоже. Им для профилактики надо носить компрессионные чулки.

- Хирург должен иметь специализацию, заниматься только одним направлением, оттачивая мастерство, или же обязан уметь провести операцию на любом участке?

- В Азербайджане работали великие хирурги: ученый-хирург, академик НАН Азербайджана Мустафа Агабек оглы Топчибашев, его сын Ибрагим Топчибашев, мои учителя профессор Мирсалимов, профессор Гурбаналиев. Мы учились у них, часто оперировали. К нам в общехирургическое отделение поступало много разных больных, ведь в Советском Союзе специализированных учреждений практически не существовало.

Сегодня есть идея разделить центры хирургии желудка, печени, желчевыводящих путей, создав узкие специализации. Думаю, с развитием технологий это будет сделано, но сегодня хирург должен иметь всесторонние навыки, чтобы больные не остались без помощи. Чтобы попасть с специализированный центр нужно ждать очереди. Например, во Всероссийском онкологическом центре люди ждут очереди по 6-7 месяцев.

Я считаю себя счастливым человеком, потому что мне встретились великие специалисты, у которых я учился. В 1990-х область малотравматичных лапароскопических операций для нас была нова, но проводились конференции, конгрессы, мастер-классы в Европе. Это было необходимо, ведь традиционные операции очень травматичные. После полостных операций реабилитация долгая, а после лапароскопии, пациент ходит уже на следующий день. Это выгодно и экономически.

Сейчас эти методы еще совершенствуются, хирурги стараются уменьшить количество проколов, чтобы больные еще быстрее поправлялись. Обезболивающее не применяются, антибиотики не употребляются. Больной после операции хорошо себя чувствует, происходит быстрая реабилитация, и больные возвращаются к своему прежнему физическому состоянию. Качество жизни абсолютно другое. При традиционной операции после удаления органа мы должны были зашивать, остановить кровотечение, а сейчас такие девайсы придумали, что один инструмент выделяет, мобилизует орган, отрезает, зашивает, накладывает швы. Все это делается внутри брюшной полости механическим путем с помощью специального оборудования.

Иногда даже проколов можно избежать. В передней брюшной стенке есть естественное отверстие - пупок. Для удаления желчного пузыря мы сначала делали четыре, потом три, два, а сейчас вообще не делаем проколов. Через пупок вводим специальный троакар, порт, и через него удаляем желчный пузырь. На передней брюшной стенке не остается рубцов. Это малотравматичная, малоболезненная и косметически эффективная операция. Тут интегрируются разные области физики, биологии, химии.

Я очень рад, что и в Азербайджане делаются такие операции: кто-то научился делать удаление желчного пузыря, кто-то - грыжи передней брюшной стенки, кто-то - операции на кишечнике.

- Вы 34 года проработали в московской больнице, а сейчас вернулись в Азербайджан. Почему?

- Через Фонд Гейдара Алиева. У нас уважаемый господин президент контролирует медицину. На сегодняшний день в Азербайджане очень много современных клиник, диагностических центров, которые обеспечены на самом современном уровне, но все больные приезжают лечиться в Баку. Идея заключается в том, что мы хотим открыть центр изучения малоинвазивной хирургии, где будут проводиться операции, мастер-классы для хирургов. Мы может пригласить зарубежных учителей, у которых я учился, провести международную конференцию. Но самое главное — мы со своими бригадами можем выезжать в регионы, вовлекая их в процесс изучения методики этой операции. Работа идет.

- Есть ли какие-то особенности развития хирургии в России и Азербайджане или это пока еще общая советская школа хирургии?

- В Азербайджане я работаю всего несколько месяцев, но уже вижу, как здесь стараются. Когда я только приехал, мне показывали несколько клиник. Я выбрал Центральный Таможенный госпиталь – прекрасная организация работы, операционное обеспечение. В Баку много частных клиник, я, честно признаться, с ними не особо контактировал, знаю, что в одной-двух есть операционные, но там обеспечение не на таком уровне, как в тех медицинских центрах, которые контролирует государство.

- Что самое сложное в вашей работе?

- Самая сложная работа — лечить больных, чтобы они после быстро выздоравливали и возвращались к полноценной жизни.

- Какой совет вы можете дать будущим хирургам?

- Современная хирургия очень сложная. Ее нужно фанатично любить, поставить себе задачу еще на этапе специализации. У нас был один профессор, который говорил: "Для меня счастьем было бы, если бы я услышал, что какой-нибудь хирург отметил 100-летие". Такого не бывает. Хирурги долго не живут, поскольку работа очень тяжелая. Прежде чем стать хирургом, надо обо всем этом подумать.

9355 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные