Владимир Лепехин: "От единства России и Казахстана зависит будущее северной Евразии"

Владимир Лепехин: "От единства России и Казахстана зависит будущее северной Евразии"

Сегодня в Москве состоится круглый стол на тему "Особенности постсоветского транзита в XXI веке: казахстанский путь", организованный посольством Казахстана в России при информационном партнерстве "Вестника Кавказа", "Евразийского экспертного клуба" и "Новых Известий". В преддверии этого события мы пообщались с политологами о современном этапе социально-политического развития Казахстана и его отношениях с Россией. Вашему вниманию предлагается беседа с директором Института ЕАЭС Владимиром Лепехиным.

- Владимир Анатольевич, в первую очередь, по Вашей оценке, какие задачи позволяет выполнять сегодня и в будущем Казахстану третья модернизация экономики и новейшая политическая реформа власти?

- Поскольку Казахстан проводит прагматичную политику, в которой экономика стоит на первом месте, политические изменения здесь играют роль средства. Модернизация – одна из форм экономической политики, и, на мой взгляд, лидер Казахстана отлично понимает, как именно должна проводиться модернизация. Модернизационный план, в отличие от эволюционного пути, который пропагандируется в России, и прозападных реформ, которые в целом любят новые независимые государства, предполагает динамичное поступательное развитие на базе имеющихся ресурсов. То, что есть, при этом не разрушается, а приумножается.

Модернизация требует крепкой власти, ей нужен политический субъект, который, с одной стороны, обеспечивает жесткую управляемость, в том числе, за счет своего авторитета, с другой стороны, имеет стратегию развития. В Казахстане президент Нурсултан Назарбаев обозначил основные задачи и во внешней политике, и во внутренней, и в экономике, где был принят в 2010 году индустриальный план. Этот план учитывает все особенности республики и включает в себя именно производственную составляющую, а не просто добычу ископаемых. В нем заложены интеграционные возможности, такие как подготовка в России кадров для казахстанской промышленности и интересная программа обучения специалистов за рубежом с возвращением их в Казахстан. На модернизацию Казахстана нацелена и система образования, начиная со школы, так называемой "назарбаевской школы", и финансовая политика, и внешняя политика, предполагающая многовекторность. У республики есть целостная стратегия своего развития.

Третий этап модернизации вызван к жизни двумя причинами: во-первых, необходимо включать дополнительные драйверы развития, во-вторых, с точки зрения политики, необходимо подумать об обеспечении преемственности казахстанского пути. Нурсултан Назарбаев как личность, которая обеспечивает модернизацию, заинтересован в том, чтобы передать власть такому же лидеру, который продолжал бы модернизационное развитие республики, понимал, что это такое. Возможен и другой сценарий – коллективное управление в рамках все той же стратегии. Конституционная реформа этого года является не столько передачей полномочий от президента парламенту и правительству, сколько наделением парламента и правительства дополнительными полномочиями. Я, кстати, когда был в Казахстане на круглом столе правящей партии 16 февраля, предложил выделить президентскую власть в отдельную ветвь власти, чтобы не возникало ощущение, будто правительство и парламент стали более весомыми, чем президент. Президент остается над ними и осуществляет стратегические функции, контролируя силовые структуры, и продолжает быть источником стратегического видения.

Парламент и правительство, в свою очередь, получив дополнительные полномочия, непосредственно включаются в управление модернизационными процессами, чтобы действительно сформировался более-менее коллективный субъект. В итоге, эта реформа политической власти нацелена на смену субъекта модернизации, который переходит от президента к исполнительным и законодательным структурам. Соответственно, встает вопрос о новом драйвере, то есть о повышении активности масс. Идет поиск возможностей активизации Ассамблеи народа Казахстана, возможно использование, например, опыта России в работе с общественными палатами и другие форматы для активного участия населения в процессах развития республики.

- В чем сегодня совпадают и различаются внешнеполитические интересы Казахстана и России?

- Главное общее, что есть у Казахстана и России, - это их ответственность за развитие евразийского пространства. Глобальный тренд заключается в том, что на постсоветском пространстве формируется субъект. Конечно, это происходит с проблемами, но сам процесс неизбежен. В северной Евразии наличие Евразийского экономического союза – это форма экономического, культурного, цивилизационного существования независимых государств в пределах материка. Этот процесс идет везде: на Западе – объединенная западная цивилизация, на Востоке – Китай как крупная цивилизационная общность. 

Наша особенность в том, что на евразийском пространстве не должно быть одного лидера, их должно быть двое, условно, Россия как лидер преимущественно славянских государств и Казахстан как лидер преимущественно тюркских государств. В связи с этим два наших государства объединяет общая миссия. В будущем к нам может присоединиться какая-либо крупная структура, такая как Турция или Иран, но сейчас основная ответственность лежит на России как рабочем теле, благодаря ресурсам которого происходит интеграция, и Казахстане как лидере модернизационных процессов, отрабатывающем ключевые модели для постсоветского пространства. От единства России и Казахстана зависит будущее северной Евразии, без него не будет ЕАЭС.


- Как воспринимается сегодня Казахстан на глобальной мировой арене?

- Казахстан – держава регионального либо трансрегионального уровня, и его задача на международной арене – войти в ближайшем будущем в тридцатку ведущих государств мира. Я считаю, что "Большая двадцатка" должна превратиться со временем в "Большую тридцатку", как раз за счет развивающихся стран. Это была бы правильная линия России в G20, ведь сейчас в "двадцатке" доминируют европейские страны, а "тридцатка" будет уже более сбалансированной за счет большей представленности восточного вектора. И Казахстан, безусловно, имеет шанс войти в "Большую тридцатку" в будущем и начать играть заметную мировую роль. Сейчас помимо роли лидера евразийской интеграции в каком-то смысле планетарное значение имеет его миссия обеспечения связи, во-первых, между Россией и Китаем, во-вторых, между славянским и тюркским миром. Без единства славяно-тюрского мира евразийское пространство не может быть интегрировано. Поэтому у Казахстана очень важная трансрегиональная роль.

2175 просмотров




Популярные