Виталий Наумкин: "Турция и Евросоюз заинтересованы в диалоге, несмотря на конфликт"

Виталий Наумкин: "Турция и Евросоюз заинтересованы в диалоге, несмотря на конфликт"

Дипломатический скандал между Турцией и Нидерландами, разгоревшийся после запрета на посещение голландских территорий главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу и задержания в Роттердаме министра по делам семьи и социальной политике Фатмы Бетюль Сайян Кайя, переходит в фазу санкционного противостояния: в Анкаре заявили о намерении ввести санкции против Амстердама. "Вестник Кавказа" побеседовал с научным руководителем Института востоковедения РАН Виталием Наумкиным о том, насколько далеко готовы зайти стороны конфликта и как напряженная обстановка повлияет на миграционный кризис в Европе.

- Насколько серьезным может быть развитие дипломатического скандала и до каких пределов готовы дойти обе стороны?

- Мне кажется, что эти пределы все-таки существуют. В конечном счете и любая страна Евросоюза, и Турция достаточно прагматичны. Есть общая заинтересованность в том, чтобы процесс сближения и диалог продолжались.

Но сегодня для Эрдогана важнее консолидировать население на поддержку его плана конституционных изменений в стране, его позиций в референдуме. Главное для него сегодня - победить. Потом, если президент одержит победу, а в этом вряд ли приходится сомневаться, скорее всего, он будет подходить к своим отношениям с внешними партнерами, прежде всего с ЕС, с более спокойных позиций, и эта конфронтация ему будет не нужна.

Позиции Германии и Голландии мне кажутся очень сомнительными: непонятно, почему нужно было запрещать министру иностранных дел Турции встретиться с турецкими гражданами, даже если они граждане Германии и Нидерландов турецкого происхождения или обладающие двойным гражданством. Ссылки на то, что это могло вызвать беспорядки, совершенно непонятны. Наоборот, сам запрет, как мы знаем, уже спровоцировал беспорядки сегодня. Скорее всего, это был сигнал Эрдогану, что он должен менять свою внутреннюю политику, прислушиваться к советам ЕС по вопросам прав человека, свободы прессы. Это своеобразное наказание турецкого президента за те нарушения прав и свобод человека, которые, по представлению ЕС, он совершает после того, как была раскрыта и пресечена попытка государственного переворота.

Я думаю, что конфликт все-таки будет исчерпан, стороны пойдут на какие-то меры. Эрдогану нужна Европа. Если Евсросоюз поймет, что страны, где проживает большая турецкая диаспора, прежде всего Германия и Нидерланды, слишком жестко поступили в отношении турок, если Эрдоган осознает, что не следовало бы употреблять таких жестких высказываний в адрес этих государств, я думаю, что они все-таки договорятся.

Но именно сейчас противостояние проявится достаточно ярко - после, с одной стороны, выборов в Голландии, которые пройдут буквально на днях, и, с другой стороны, на более поздних выборах в Германии. Сейчас каждая страна борется за электорат. С другой стороны, Турцию ждет референдум, это тоже необычная ситуация, когда нужна политическая мобилизация для поддержки главы государства. Когда все это пройдет, мы увидим, будет ли исчерпываться этот конфликт или наоборот, стороны будут нуждаться в еще его некотором обострении.

- Появилась ли вероятность того, что Турция откажется от программы по беженцам и откроет европейские границы для потока мигрантов, которых она сейчас сдерживает?

- Во-первых, мне кажется, что настолько большого, как прежде, потока мигрантов в Европу не будет. Беженцы понимают, что их там уже не ждут с распростертыми объятиями. Во-вторых, целый ряд государств, находящихся на южных и юго-восточных рубежах Европы, принимают очень жесткие меры по ограничению потока мигрантов, даже если Турция откроет границы.

Кроме этого, Европа тоже пока еще не полностью отказалась от программы оказания финансовой помощи Турции, речь идет о некотором ее ограничении. Скорее, это обмен угрозами, и ни одна из сторон не заинтересована в том, чтобы доводить конфликт до того, чтобы он перешел красную черту. Мне кажется, что сотрудничество Европы и Турции по проблеме мигрантов будет продолжаться.

- Стоит ли ожидать, что Евросоюз официально откажется принимать Турцию в свои члены?

- В реальности никаких шансов по приему Турции в Евросоюз и так не было, поскольку такие решения принимаются консенсусом, и были государства, которые категорически выступали против этого. Так что, независимо от конфликта, перспектив вступить в ЕС у Турции в каком-то обозримом будущем реально не было и, видимо, не будет.

- А какое-либо официальное заявление может последовать по факту такого обострения сейчас?

- Едва ли это будет иметь значение. Обвинения в нарушениях прав человека, демократии и так далее могут послужить официальным поводом для принятия политических консенсусных решений, а то, что Эрдоган как-то назвал Нидерланды - не может. Но как можно говорить сегодня, что в Турции не тот режим, если в самой хартии НАТО сказано, что в альянсе состоят демократические государства. Значит, НАТО признает официально, что Турция - демократическое государство, и никто этого не отменял. Если она будет обвинена в том, что она отошла от демократии, значит, надо Турцию тогда изгонять из НАТО. В этом альянс сегодня не заинтересован, турецкая армия - вторая по численности и по мощи в НАТО. Поэтому я не вижу здесь никаких серьезных поводов для того, чтобы принимались такие сверхжесткие решения.

2110 просмотров




Популярные