Николай Топорнин: "Встреча Путина и Трампа привела к еще большему ухудшению отношений между РФ и США"

Николай Топорнин: "Встреча Путина и Трампа привела к еще большему ухудшению отношений между РФ и США"

Доцент кафедры европейского права МГИМО (У) МИД РФ Николай Топорнин в интервью "Вестнику Кавказа" прокомментировал последние внешнеполитические события, в частности процессы в отношениях РФ с Евросоюзом, США, а также прикаспийским государствами.

- Как вы оцениваете встречу президента России и канцлера Германии на минувших выходных?

- Владимир Путин и Ангела Меркель в течение трех с лишним часов обсуждали наиболее важные вопросы международной повестки и двусторонних отношений. Мы, к сожалению, не знаем всех перипетий дискуссии, знаем лишь озвученные темы - ситуация в Сирии, на Донбассе, вокруг Ирана, "Северного потока-2", двусторонние отношения между Россией и Германией, а также между Россией и Евросоюзом. Важно, что лидеры двух ведущих европейских государств в столь ответственное время нашли возможность встретиться в спокойной обстановке, в рабочем режиме обсудить эти важные проблемы и, возможно, найти какие-то пути решения. Это выгодно и для той, и для другой страны. Есть позиции, по которым стороны расходятся, например, по Крыму. Есть позиции, которые можно назвать тупиковыми, например, ситуация с реализацией Минских соглашений по урегулированию на Донбассе. Но и есть понимание того, что сотрудничество, прежде всего в торгово-экономической сфере, выгодно как для немецкой, так и для российской экономики. Несмотря на имеющиеся расхождения, мы должны сосредоточиться на тех вопросах, где у нас есть конструктивные подходы, где есть совместное понимание, совместное видение, а таких вопросов много, в частности, ситуация вокруг Ирана и санкций, которым США стали подвергать и европейские компании, и российские компании.

Сейчас складывается новая экономическая реальность, когда США пытаются решить свои экономические проблемы за счет своих традиционных партнеров, в том числе в Европе. Эта новая реальность требует новых ответов. Если раньше мы имели дело с ситуацией открытой экономики, так называемой честной конкуренции в рамках ВТО, то сегодня американцы откровенно переходят к позиции протекционизма, к позиции продавливания своих национальных и экономических интересов по всему миру. Делают они это не в соответствии с правилами и нормативами ВТО, а исходя из своих внутренних потребностей, не согласуясь с международным правом, с международными стандартами поведения в экономической сфере.

- Страны Европы будут пытаться противодействовать новым шагам США?

- Они противодействуют. Страны ЕС ввели пошлины в ответ на повышение пошли США против европейской стали и алюминия. Они ввели ограничения, начиная от сельхозпродукции и заканчивая мотоциклами Harley Davidson. 16 млрд евро - на такую стоимость будут затронуты американские товары, импортируемые в Европу. Но на сегодняшний день европейцы получают больше дивидендов и большую прибыль, чем американцы от взаимной торговли. Здесь счет идет на десятки миллиардов долларов. Трамп небезосновательно говорит о том, что торговля с Европейским союзом носит несправедливый и нечестный характер. Он имеет в виду, что европейские инвестиции мало приходят в США, европейцы продают много своих товаров и услуг, а американские товары мало идут в Европу, зато идут американские инвестиции. Трампа это не устраивает. Он обещал американским избирателям, что вернет в страну американский капитал, создаст новые современные производства, много рабочих мест. Он реализует эту политику. В какой-то степени нам следует брать с него пример, заботясь о своих собственных национальных экономических интересах. Однако вопрос в том, как соотнести новую экономическую политику с международными обязательствами, которые США взяли на себя в рамках многочисленных международных организаций, в первую очередь в рамках ВТО. К сожалению, приходится констатировать, что Америка не смотрит на действующее международное право и действует так, как считает нужным. Их не волнуют интересы европейских партнеров. Но, как я уже сказал, сегодня дивиденды европейцев очень высоки от торговли с США, они не хотят отказываться от этих дивидендов, потому что американский рынок - самый большой рынок в мире, самый богатый рынок в мире, и присутствовать на нем означает иметь хорошую прибыль. Никто от такой прибыли так просто не откажется.

- Как вам видятся отношения между Россией и США после недавнего пакета санкций?

- Отношения между США и Россией сейчас находятся на самом низком уровне со времен окончания и Второй мировой войны. Торгово-экономическое сотрудничество сводится к минимуму. Если мне не изменяет память, торговый оборот не превышает 17 млрд - между двумя такими крупнейшими государствами это мизер. У нас резко ухудшились отношения в дипломатической сфере. С обеих сторон были закрыты консульские учреждения, в США закрыты наши торговые представительства. США вводят против нас новые пакеты санкций. С 22 августа будет задействован первый пакет санкций в рамках закона США 1991 года о противодействии распространению химического, биологического и бактериологического оружия. Эти санкции пока не сильно могут воздействовать на нашу экономику, но второй пакет санкций, который должен вступить в силу через 90 дней, с 22 ноября, предусматривает серьезные экономические меры вплоть до запрета покупок российских облигаций, ОФЗ, запрет на поставки практически всей группы промышленных товаров, современных технологий, инновационных изделий. Могут быть отменены прямые рейсы между США и РФ. Вспомните, когда такое было в истории, чтобы у нас не было прямых рейсов между двумя странами. В этом втором пакете мер предусмотрено даже понижение уровня дипломатических отношений. Это говорит о том, что могут быть отозваны послы двух стран.

Отношения очень плохие и имеют тенденцию к ухудшению. Пока я не вижу тенденций, которые могли бы поменять это направление в наших взаимоотношениях. Готовятся новые законопроекты. Недавно группа конгрессменов во главе с Линдси Грэмом внесла законопроект о дополнительных санкциях против РФ, которые были приняты против России вследствие якобы ее вмешательства в президентские выборы 2016 года. Этот законопроект, если он дойдет до принятия в таком виде, в котором он сейчас опубликован, носит драконовский характер. Можно говорить о некоем торгово-экономическом эмбарго, которому США подвергнут РФ.

- Чего США пытаются добиться, вводя новые санкции?

- США хотят нас наказать за якобы имевшее место вмешательство в американские выборы. По мнению американских законодателей, мы серьезно вмешивались в избирательный процесс и готовимся вмешаться в ноябрьские выборы в Конгресс. Это основная подоплека санкций. Они не верят представленным нашей стороной доказательствам того, что никакого государственного вмешательства в американские выборы не было. Они располагают какой-то своей информацией, на базе которой принимают такие драконовские законопроекты, грозящие заморозкой всех отношений, в том числе дипломатических, культурных и спортивных.

- Встреча Путина с Трампом никак не могла изменить ситуацию?

- Личная встреча Путина с Трампом и привела к появлению этого нового драконовского законопроекта. Американцев не устроил формат встречи в Хельсинки, когда оба президента общались тет-а-тет длительное время. В Вашингтоне боятся, что между Трампом и Путиным могут быть достигнуты какие-то двусторонние личные договоренности, которые нарушают интересы США, которые не будут противодействовать якобы имеющему место вмешательству России в дела США. В итоге встреча привела к еще большему ухудшению отношений между двумя странами.

- Если бы Хиллари Клинтон стала президентом, этого бы не было?

- Демократическая партия и ее верхушка до сих пор уверены, что Трамп победил благодаря вмешательству РФ в избирательные технологии. Они говорили о некоем использовании американских социальных сетей, о создании каких-то фейковых аккаунтов. Демократы уверены, что именно Россия способствовала победе Трампа. Если бы победила бы Хиллари Клинтон, ничего бы этого не было. Понятно было, что Россия выступала за Трампа, а если бы победила Клинтон, то она и так противостояла бы позиции России. С другой стороны, Клинтон являлась бы продолжателем дела Обамы, и наши отношения, которые при Обаме значительно ухудшились, были бы более ровными. То есть мы бы продолжали оставаться соперниками, но не было бы такого серьезного обострения, такого мощного противодействия политического истеблишмента США на пути сближения или какого-то конструктивного сотрудничества между двумя странами.

- Недавно на саммите прикаспийских государств была подписана Конвенция о статусе Каспия. Каково ее значение?

- Мне как юристу отрадно, что процесс такого каспийского диалога, продолжавшийся почти 22 года, привел к подписанию этой конвенции. Ее, конечно, нужно еще ратифицировать, но, вероятно, она в 2019 году вступит в силу. Отныне будет четкий порядок, что можно и что нельзя делать на Каспии. Для всех важно, что там нельзя появляться иностранным вооруженным силам (за исключением пяти прикаспийских государств). Каспий получит долгоиграющий мирный статус.

Важно, что вопросы экологии теперь будут иметь первостатейное значение, страны теперь будут обязаны согласовывать между собой различные проекты, такие как добычу рыбы, ведение буровых работ, прокладку трубопроводов. Это позволит сохранить самобытность Каспия как большого закрытого моря.

В целом стороны пришли к пониманию того, как будет осуществляться делимитация водного пространства, где будут начинаться территориальные воды, где они будут заканчиваться, где будут так называемые зоны экономического влияния. В последнее время это вызывало ненужные вопросы и споры между хозяйствующими субъектами - зашли не туда, ловили рыбу не там, кого-то оштрафовали, кого-то задержали. При наличии конвенции таких противоречий и мелких конфликтов на Каспии не будет. По всем параметрам это очень позитивное международное соглашение, которое вдохнет вторую жизнь в развитие Каспия и его ресурсов.

- Оно изменит двусторонние отношения между соседями по Каспию?

- У нас ни с одной из прикаспийских стран нет противоречий. Просто Каспий - богатое ресурсами закрытое море. Ресурсы исчерпаемте, поэтому нужно о них заботиться. Необходимо было выработать единый механизм поддержания этих ресурсов на должном уровне, чтобы не было эгоистического подхода со стороны какого-то конкретного государства в ущерб интересам других. Конвенция как раз урегулировала эти вопросы. 22 года работали эксперты, были проведены сотни встреч на экспертном уровне, наконец, все спорные вопросы урегулированы. Ни одна сторона не осталась обиженной. Все интересы были учтены, приведены к общему знаменателю. Это позволит теперь спокойно смотреть на то, что будет происходить в Каспии в ближайшем будущем.

40745 просмотров






Популярные