Наталья Селезнева: ″ Театр нужен только тому, кто его любит″

Наталья Селезнева: ″ Театр нужен только тому, кто его любит″

Одна из самых обаятельных актрис советского кино и театра, несравненная пани Катарина, любимая актриса Леонида Гайдая Наталья Селезнева  рассказала ″Вестнику Кавказа″ о театре и о жизни. Продолжение. Начало см. Наталья Селезнева: ″Мне приносят удачу бусы Мехрибан Алиевой″

- Когда вы решили стать актрисой, когда поняли, что это ваше назначение? 

- Я с шести лет стала играть в театре. В семь я уже снималась в кино. В 10 лет я снималась в кино, в 14 лет. Я естественным путем поступила в Театральное училище им. Щукина. 

- Чем, на ваш взгляд, Щукинское училище отличается от других театральных институтов?

- Для меня тем, что поскольку я там училась, значит, это самое лучшее и самое любимое. Я безумно была влюблена в актеров Театра Вахтангова – это Юлия Константиновна Борисова, Юрий Васильевич Яковлев, Этуш, Гриценко, Ульянов Михаил Александрович, с которым я снималась. Почти со всеми потом меня свела жизнь. Мы выросли в этом театре, помимо училища. У нас были изумительные педагоги. И до сих пор я думаю, что наша Вахтанговская школа несет те традиции, заложенные самим Евгением Багратионовичем Вахтанговым. 

- Вы ведь всю жизнь служите в театре Сатиры? Не жалеете, что выбрали его, а не Вахтанговский театр?

- В Вахтанговски театр меня бы не взяли. Со мной учились две Вертинские, Валентина Малявина. Они сразу попали в театр. Мест для других молодых актрис не было. Я попала в ”Кабачок 13 стульев” буквально в первый день своего прихода в театр. Это тоже, наверное, судьба.

- Вы с самого начала определились со своим амплуа?

- Когда я поступала, была нелепая, смешная, очень худая, очень высокая, двигалась смешно, какая-то нескладная. И амплуа у меня было комедийной девчонки. Со временем я перешла на роль красавиц. Но за жизнь накопилось столько всего в душе и своего личного, и того, что я вижу, и с чем я сталкиваюсь. Эта копилка уже практически переполнена. Сегодня я могу и хочу играть только драматические роли. 

 - Какие драматические роли вам предлагают?

- Я очень люблю Горького. Анатолий Папанов перед самой своей смертью поставил у нас в театре спектакль Горького. Папанов ведь помимо того, что был потрясающим актером, он был великолепным режиссером, знал и понимал душу актера. И он поставил очень хороший, очень интересный спектакль ″Последние″, где я играла  Надежду Коломийцеву. Потом я пересмотрела все снятые на пленку спектакли, перечитала все пьесы Горького.

Я очень бы хотела сыграть Вассу Железнову, потому что чувствую и понимаю, что это за женщина. Но так не будет, мы не в сказке. Двери не откроются, не войдет добрый волшебник и не скажет: ”Вот пьеса, вот театр и завтра мы начинаем репетировать ”Вассу Железнову””. А самой бегать и пробивать, наверное, я могла бы, но на это у меня сил нет. Репетировать - есть силы и выпускать спектакль. А бегать, пробивать и добиваться я не могу. 

- Как вы относитесь к современному театру? На подъеме он находится или в упадке? 

- На подъеме сегодня находится Театр Вахтангова. Для меня лично это абсолютно очевидный подъем театра с большим успехом, с прекрасными спектаклями, с прекрасной труппой, с молодыми очень интересными актерами. Другого театра я назвать не могу, кроме Театра сатиры, разумеется. 

- В другие театры ходите?

- Конечно. Последний спектакль, который я посмотрела, в Современнике, ”Амстердам” с Михаилом Ефремовым. Мне очень понравился спектакль благодаря Мише, потому что он там хорош до невозможности. Настолько блистает гранями своего таланта.

- Театр сегодня для чего нужен?

- Театр нужен только тому, кто его любит, кто жить не может без театра. Театр нужен тому, кого эти три часа, проведенные в зале, наводят на размышления. Театр нужен для духовного очищения.

- Роли в фильмах Гайдая не довлеют над вами?

- Есть такое понятие ”актер одной роли”. Три фильма Гайдая, особенно ”Иван Васильевич меняет профессию”, действительно довлеют надо мной. Недавно просили выступить на очередном юбилее.  Отказалась. Не могла опять говорить об этом. 

- Как проходила работа на съемочной площадке у Гайдая?

- Он был очень дисциплинированный человек на съемочной площадке. Была абсолютная тишина, очень творческая обстановка. Никто себе ничего не позволял - ни опоздать, ни забыть, ни зашуметь, громко заговорить. Как в операционной, я бы сказала. На съемке была атмосфера не столько творческая, сколько рабочая. Гайдай приходил подготовленный и всегда знал, чего он хочет на сегодняшний день от актеров и от себя. У него все было в сценарии раскадровано. 

- Современное кино, оно какое?

- Современное кино разное. На днях пойду посмотрю ”Матильду”. Я хорошо знаю это время и хочу посмотреть, действительно ли его опошлили и сделали какую-то мерзость, или это творческое произведение и настоящий художественный фильм. Кино разное. Я очень люблю молодого Валерия Тодоровского. Он для меня из поколения среднего возраста режиссер номер один. 

2985 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные