Ильхам Шабан: "Сделка с ОПЕК принесла выгоду Азербайджану"

Ильхам Шабан: "Сделка с ОПЕК принесла выгоду Азербайджану"

В конце прошлого месяца страны ОПЕК и государства-производители нефти, не входящие в картель, подписали новое соглашение о сокращении нефтедобычи, которое на этот раз продлится до марта 2018 года. Нефтяные рынки, однако, не отреагировали на это событие позитивно – нефть начала падать в цене, и сегодня она торгуется ниже $49 за баррель марки Brent. О том, каковы итоги первой сделки для мира и Азербайджана,"Вестник Кавказа" побеседовал с директором бакинского Центра нефтяных исследований Caspian Barrel.

- В первую очередь, по вашей оценке, каковы итоги первой сделки с ОПЕК?

- Азербайджан согласился в прошлом году участвовать в мероприятиях ОПЕК. Разговор о снижении добычи шел между ОПЕК и 11 другими странами шел еще с февраля 2016 года, инициатором была Россия. Процесс выдался утомительным, можно сказать, потому что это была первая сделка подобного рода. Пока не удавалось организовать встречи или согласовать позиции сторон, цены на нефть продолжали падать, и какие-либо позитивные сигналы пошли только в октябре, как только на рынки просочилась информация о том, как именно Россия и Саудовская Аравия как ключевые участники сделки, будут согласовывать свои действия. 30 ноября очень напряженно прошла конференция ОПЕК, и впервые с 2008 года картель смог изменить свои квоты, снизив их на 1,2 млн баррелей в день, а еще спустя 10 дней состоялась встреча стран, не входящих в ОПЕК. Там были добровольно приняты обязательства на сокращение добычи на 558 тыс баррелей в день, носившие, надо отметить, джентльменский характер: если бы они не были выполнены, никаких юридических, коммерческих и любых других наказаний страны не понесли бы. В результате, на майской конференции ОПЕК рапортовал, что выполнил соглашение на 102%.

- В таком случае, почему нефть упала в цене после этого?

- Действительно, сейчас мы наблюдаем снижение цен на нефть, а не рост, как после 30 ноября, когда в течение очень короткого времени произошел подъем цен на 20%, с $43-44 за баррель в ноябре до $55 за баррель в январе. Дело попросту в том, что от этой конференции на рынке ожидали большего, ждали от ОПЕК и не входящих в картель крупных стран новых шагов по оздоровлению рынка и подъему цен. В конце прошлого года ОПЕК+ боролись, чтобы цены на нефть сохранились в справедливом коридоре $55-60 за баррель, и в течение одного квартала эта цель была достигнута – но первоначальная энергия сделки утихает и больше не подогревает рынки. Уже в апреле цены упали в диапазон $45-50 за баррель, и только в мае, когда Россия и Саудовская Аравия вновь начали объявлять рынку, что очень хотят сохранить соглашение и стабилизировать ситуация, для чего ведут переговоры с другими странами, цены поднялись до $54 за баррель на пике. При этом средняя майская цена все равно была $51 за баррель, и это показатель, что рынок не получил того, чего ожидал от ОПЕК и других крупных игроков, в результате после продления сделки цены оказались самыми низкими с начала текущего года.

- Нет ли здесь влияния роста добычи нефти в США?

- США, самый крупный игрок на рынке за пределами ОПЕК, увеличил за это время объемы добычи более чем на 270 тыс баррелей в сутки, по прогнозам, они еще нарастят производство до конца года на 130-140 тыс баррелей в сутки. Но США – лишь часть общей проблемной картины, ведь выросла добыча и в самом ОПЕК из-за Нигерии и Ливии, чьи квоты на добычу не были сокращены в связи с тем, что доходов от увеличивающихся объемов экспорта нефти пойдут на стабилизацию внутриполитической системы, а это придаст стабильности рынку. Но это не то, чего ждали рынки – в их ожидания входило, если уж в первой половине текущего года объемы добычи растут, сокращение производства в ОПЕК еще на 500 тыс баррелей в сутки, дабы компенсировать рост добычи в Нигерии и Ливии и сохранить баланс. Однако ОПЕК и другие страны решили, что если уж цель пока что достигнута, цены держатся на нужном уровне, а запасы мировых объемов нефти уменьшаются, этого пока достаточно. На падение цен повлияло и то, что продление сделки на 9 месяцев показалось рынку несерьезным. Дело в том, что обычно компании рассчитывают свою работу на полгода, а в течение 9 месяцев контролировать, кто сколько будет добывать, будет очень сложно, погрешности в оценках будут значительно выше. Поэтому рынок так и отреагировал, что цены на продлении сделки расти вверх не стали.

- В каком состоянии подошла к сделке с ОПЕК азербайджанская нефтегазовая отрасль?

- 2016 год для азербайджанской нефтегазовой отрасли был, я бы сказал, самым сложным. В частности, доходов от газа в Госнефтефонд Азербайджана, фактически не было, так как с мая прошлого года все доходы в рамках "Шахдениз" направлялись на финансирование нашего участия в "Шахдениз-2" и закупку газа в рамках "Шахдениз-1" для внутреннего рынка. То есть все доходы там были направлены на текущие расходы. Единственный доход поступал с месторождений Азери-Чираг-Гюнешли, которые обеспечивали от продажи нефти 99% всех нефтяных поступлений и в целом 92-93% доходов Госнефтефонда. В прошлом году в рамках Азери-Чираг-Гюнешли доходы составили $5,1 млрд, в 2015 году они составляли $7,6 млрд, а в 2014 году – $16,26 млрд. Сразу видно, какова тенденция уменьшения доходов от продажи нефти.

- Как, в таком случае, сказалась на азербайджанской нефтегазовой отрасли сделка с ОПЕК?

- Сделка с ОПЕК очень позитивно на нее повлияла. Есть статистика по первым 4 месяцам поступлений от Азери-Чираг-Гюнешли, согласно которой, мы имеем рост доходов с этих месторождений в Госнефтефонд на $463 млн по сравнению с аналогичным периодом 2016 года – и это несмотря на то, что добыча снизилась более чем на 900 тыс тонн за это время. Все благодаря тому, что резко выросла цена нефти марки BTC FOB Ceyhan (фактически, около 80% экспортируемой нефти Азербайджана на мировые рынки поставляется через терминал Джейхан в Средиземное море) – она дала более чем 40%-ную ценовую разницу в сравнении с первой третью 2016 года.

7375 просмотров


Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные