Ильгар Нифталиев: "Миф о древнейшем происхождении Еревана оброс "трудами" армянских ученых"

Ильгар Нифталиев: "Миф о древнейшем происхождении Еревана оброс "трудами" армянских ученых"

Развернувшаяся в последнее время дискуссия о принадлежности некоторых территорий, входящих сегодня в состав Армении, носит достаточно жесткий характер. Сотрудник Института истории НАН Азербайджана, доктор философии по истории Ильгар Нифталиев считает, что причиной конфликтов на территориальной почве стал принцип этнического размежевания при определении границ, а также предположение о том, что территории проживания армян считаются исконно армянскими.

- На днях президент Азербайджана заявил, что азербайджанские беженцы должны вернуться на свои исторические земли – в Иреван, Зангезур и Гейчу, что вызвало бурную реакцию в армянских СМИ. Что говорит историческая наука о принадлежности этих земель? Какова была этническая карта этих территорий до Советского Союза и после распада Российской империи?

- Ильхам Алиев не первый раз касается этого вопроса. Действительно, это территории являются историческими землями Иреванского и Карабахского ханств Азербайджана, которые были присоединены Российской империей в начале XIX века. Согласно Курекчайскому договору от 14 мая 1805 года, территория Карабахского ханства, в составе которого находился также Зангезур, перешла в подчинение Российской империи. Позже, в 1868 году в составе Елизаветпольской губернии, куда входили исторические земли бывшего Карабахского ханства, образовался Зангезурский уезд. Согласно данным Кавказского календаря, на 1 января 1916 года этнический состав населения уезда был следующим: мусульман 53,3%, армян 44,3 %. Причем довольно высокая доля армянского населения уезда оказалась результатом его механического движения с первой половины XIX века с территории Каджарского Ирана и Османской империи.

Именно этот армянский элемент стал основным дестабилизирующим фактором в регионе в период существования Азербайджанской Демократической Республики (АДР). В период АДР территория Карабаха вернула себе административно-территориальное значение. В январе 1919 года здесь было создано Карабхское генерал–губернаторство во главе с Хосров беком Султановым, которое входило в границы АДР. Армянское население Нагорного Карабаха на своем съезде в августе 1919 года также признало власть генерал-губернатора. Однако после свержения правительства АДР пришедшие к власти большевики, в основном представленные эмиссарами из Москвы во главе с Григорием Орджоникидзе стали использовать территорию Карабаха и Зангезура в качестве разменной монеты с целью советизации Армении. После же советизации Армении в ноябре 1920 года территория западного Зангезура - примерно 4,5 тысяч кв.км - под давлением Сталина и Орджоникидзе была передана Советской Армении.

Что же касается Иравана и бассейна озера Гейча (ныне Севан, - прим. ред.), то эти территории составляли неотъемлемую часть территории Иреванского ханства, которая была присоединена в 1827 году Российской империей и включена наряду с Нахчыванским ханством в состав созданной в марте 1828 года Армянской области. По сведениям русского исследователя Иван Ивановича Шопена, перед присоединением этих двух ханств общее число их населения составляло около 119 тысяч человек, из которых армян было 25 тысяч, или 21%. То есть остальное население -79% - составляли мусульмане. Однако после заключения русско-иранского Туркменчайского (1828) и русско-османского Адрианопольского (1829) договоров на территорию области было переселено более 57 тысяч армян, что резко изменило демографическую ситуацию в регионе. Уже по итогам камеральной переписи 1829-1932 годов общая численность населения Армянской области составила 165 тысяч человек, а мусульман и армян там стало поровну. Создание Армянской области носило временный характер и не исходило из желания предоставить армянам возможность создать государство. Создавая Армянскую область власти Российской империи стремились использовать ее в качестве инструмента, с помощью которого можно было бы переманить армян с территории Османской империи и Каджарского Ирана на завоеванные, чуждые для России по этническому и конфессиональному составу территории.

В то же время, формирование этой области создало для армян устойчивый территориальный очаг в составе христианской империи, вокруг которого они постепенно стали собираться, переселяясь на протяжении XIX и начала XX веков с территории Османской империи и наращивая свою численность на исторических азербайджанских землях. Армянская область была ликвидирована в 1840 году. В 1849 году ее территория вошла в состав созданной Иреванской губернии. В дальнейшем миграция армянского населения из Османской империи на территорию Иреванской губернии, которая продолжалась вплоть до начала и даже в период Первой мировой войны, привела к тому, что на 1 января 1916 года соотношение численности армян и мусульман на территории губернии изменилось в пользу первых - 58% против 35 %.

- Насколько глубоко изучена история событий 100-летней давности, которые привели к утрате АДР города Эривань? Как Ереван стал столицей Армении?

- Благодаря кропотливой работе азербайджанских историков в отечественных архивах, в архивах Турецкой Республики и Российской Федерации, сегодня с полной уверенностью можно утверждать, что без участия Османской империи, которая к маю 1918 года была самой мощной военно-политической силой на Южном Кавказе, создание первого армянского государства в этом регионе было невозможно. Именно в результате переговоров османского командования и представителей азербайджанской фракции Закавказского сейма была достигнута договоренность о создании на части территорий Иреванского, Эчмиадзинского и Ново-Баязетского уездов Араратской республики. Ее столицей после занятия османами Гюмри, решением Национального совета АДР от 29 мая 1918 года, было решено сделать Иреван.

По данным Кавказского календаря, на 1 января 1916 года в Иреване проживало 12557 азербайджанцев, что составляло примерно 25% населения города. Площадь армянского государства составляла  9 тыс. кв.км., а население - около 400 тысяч человек. Из них примерно 100 тысяч - азербайджанцы. За период 30-месячного существования Араратской республики, в результате проводимой ею этнических чисток, численность азербайджанцев  там сократилось почти на 80%.

- Армения в этом году отмечает 2800-летие Еревана. Сколько лет Еревану на самом деле?

- За последние 60 лет армянскими авторами была проделана большая работа на пути арменизации "Урарту" и "Эребуни". Таким образом они пытаются обосновать свое древнее присутствие на территории нынешней Армении и оправдать захватнические устремления по отношению к соседним странам. Армянские мифы об "Эребуни" и "Урарту", нашедшие место в армянской историографии, продолжают шагать не только по страницам армянских исторических трудов и учебников, но и, к сожалению, зарубежных исторических изданий.

Когда армяне готовятся отмечать очередную годовщину Эребуни, пропаганда всеми правдами и неправдами старается доказать принадлежность нынешней столицы Армении к хайской истории. Для этого они прибегают к самым разным уловкам, тиражируя научные публикации, в которых есть упоминание об Иреване, преподнося их истиной в последней инстанции. При этом армянские авторы предпочитают читать между строк, опуская те выводы авторов, которые противоречат армянской версии истории происхождения Иревана. Одной из таких публикаций, на которую любят ссылаться армянские авторы, был материал учителя подготовительного класса Эриванской прогимназии Степана Павловича Зелинского о городе Эривани, опубликованный в 1881 году в "Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа". Зелинский утверждает: "Нельзя сомневаться, что Эривань существовала раньше VII века, так как в 661 году она называлась уже городом… Достоверно известно то обстоятельство, что Эривань находилась под властью армян вплоть до 1441 года". Последняя мысль автора была быстро подхвачена армянскими авторами, которые начали вовсю тиражировать ее, опуская при этом заключение автора о том, что "несмотря на легендарную древность происхождения своего названия, Эривань не встречается на страницах древней истории Армении".

Самое интересное, что Зелинский, ссылаясь на данные армянского священника Иоанна Шахатунянца, дает подробное генеалогическое древо тюрко-мусульманских правителей города Иревана, начиная с 1441 по 1827 год. Начальная дата этой хронологической рамки совпадает по времени с периодом, когда часть армянских церковников, отколовшись от армянской епархии в Сисе (Киликии), решила создать собственную епархию на территории владений Чухурсаадских эмиров, находившихся в вассальной зависимости от правителей азербайджанского государства Гарагоюнлу. Хотя Зелинский утверждает, что до 1441 года Ириван принадлежал армянам, он, как и Шахатунян, не может представить имя хотя бы одного армянского правителя города. Не может, поскольку их просто здесь не было, как и не было вообще армян на этой территории, пока в 1441 году там не обосновалась новая армянская епархия. Не случайно, что один из историков армянской церкви Александр Аннинский в работе "История армянской церкви (до XIX века)", изданной в 1900 году, отмечает, что при освещении новой епархии в Эчмиадзине (Учкилиса) в 1441 году и избрании его католикоса, там присутствовало всего 700 человек.

Последняя дата хронологической таблицы Зелинского совпадает по времени с годом взятия Иревана русскими войсками и низложением власти северной ветви династии Каджаров, которые правили со времени основания сефевидскими правителями Чухурсаадского беглярбекства в начале XVII века.

А вот другой пример, из труда советского историка Игоря Михайловича Дьяконова, который в работе, посвященной истории армян, связывает основание города Эребуни с именем урартийского правителя Аргишти, построившего его в 782 году. При этом Дьяконов повторяет версию, предложенную другим советским историком Борисом Борисовичем Пиотровским, о том, что "возможно, даже в названии столицы Армянской ССР города Еревана продолжает жить урартское название города Эребуни". Однако Дьяконов отмечает, что Аргишти расположил в крепости Эребуни гарнизон из 6600 воинов. Таким образом, Эребуни была не городом, а крепостью, в которой располагались войска урартийских царей.

Доказательством тому также служат результаты раскопок, проведенных на холме Арин-берд (Канлы Тепе), где были обнаружены останки крепостных стен крепости Эребуни и надписи, соответствующие истории ее строительства. Еще в 1890-е русским археологом Алексеем Арсеньевичем Ивановским был приобретен у жителя села Чолкмачи базальтовый камень с клинообразной надписью, найденный в 1879 году у подножья Арин-берда. По этой надписи Ивановскому удалось установить, что под слоем земли на холме лежат развалины крепостного сооружения хозяйственного назначения времен урартского царя Аргишти, сына Менуи (первая половина VIII века до нашей эры). Древнеурартийская надпись, которая была переведена Ивановским, гласила: "Аргишти, сын Менуа, это зернохранилище построил". Спустя полвека, 25 сентября 1950 года армянской археологической экспедицией во главе с Константином Оганесяном в процессе консервационных работ удалось обнаружить на холме две новые клинописи. Одна из них дала сведения о целях строительства крепости: "Бога Халда величием Аргишти, сын Менуа, эту крепость мощную постройкой закончил, городом Ирпуни (Сабуни) назвал, для могущества страны Биайны и на устрашение вражеских стран".

Эта надпись подтверждает тот факт, что крепость была построена исключительно в военных целях, хотя имела хозяйственные пристройки для обеспечения войска провиантом. С другой стороны, по этой надписи было установлено, что последующее название Эребуни происходило от первоначального названия крепости Ирпуни, по всей видимости, выполнявшей функции мощного приграничного оборонительного сооружения. Пиотровский считал, что крепость Ирпуни в VII веке до нашей эры после того как урартские административные центры потеряли свое значение также пришла в упадок, и ценности, хранившиеся в ее кладовых, были перевезены в новый административный центр - "город бога Тейшебы". Однако позже эти надписи были приняты армянскими книжниками как метрика города Еревана. "Армянские мудрецы" усердно стали перетолковывать текст, беспардонно изменяя смыслы отдельно взятых слов: имя отправителя письма вместо "Аргишти" было прочитано как армянское "Аргистэ", а "Ирпун" переименовали в "Эребуни". Это название, кстати, на языке хайев и в старину, и сегодня абсолютно ничего не значит и не имеет своей этимологии.

Дальше - больше. Открытие в 1950 году археологами надписи о сооружении в VIII веке до нашей эры вблизи современного Еревана урартской крепости Ирпуни стало основанием для властей Армянской ССР отпраздновать в 1968 году 2750-летие Еревана. Однако никакой прямой связи между археологическим открытием и состоявшимися празднествами не было. Миф о древнейшем происхождении Еревана обрастал все новыми историческими "трудами" армянских ученых, доказывающих древность их столицы, а простые армяне гордились тем, что Ереван оказался на тридцать лет древнее Рима. Таким образом, амбиции армянских националистов и представления народа о своей исключительной древности были удовлетворены. Их не смущало, что на территории Еревана так и не удалось обнаружить культурный слой урартского времени. Это было незначительной деталью, отсутствие которой восполняли хлынувшие стремительным потоком "научные труды" о древности Еревана и о его исконной армянской принадлежности. Такое мифотворчество, кстати, опровергал Хачатур Абовян, который в статье "Краткий исторический очерк города Эривани" писал о том, что у армянских писателей до начала XIII века нет упоминания об этом городе. Российский востоковед Василий Бартольд отмечал, что "Эривань возникла в качестве селения при Тимуре, а городом сделалась только в XVI веке при шахе Исмаиле и тогда же получила свое нынешнее название". В османских архивах название города проходит как Реван, а в сефевидских - как Иреван.

 

65085 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные