Фархад Амирбеков: ″Россия и Азербайджан должны дополнять друг друга″

Фархад Амирбеков: ″Россия и Азербайджан должны дополнять друг друга″

"Вестник Кавказа" побеседовал с финансовым экспертом Фархадом Амирбековым о перспективах и направлениях развития в Азербайджане ненефтяного сектора экономики, а также о возможностях республики по превращению в финансовый центр региона.

- Фархад муаллим, по вашей оценке, как в настоящее время может быть эффективно выстроено экономическое сотрудничество между Россией и Азербайджаном?

- Актуальность выстраивания российско-азербайджанских экономических контактов повышается для Азербайджана, поскольку мы переживаем постнефтяной период – у нас завершился уже третий нефтяной бум (пик нефтедобычи был достигнут еще в 2011 году). Весь этот период мы находились в поисках новой модели экономического роста, и ставка, как и прежде, была естественным образом сделана на рост промышленности и аграрного сектора. Сотрудничество между Азербайджаном и Россией, рассматриваемое в этом контексте, я вижу в разделении труда, дабы мы старались не конкурировать, а дополнять друг друга. Наиболее активно в Азербайджане развивается аграрный сектор. Мы восстанавливаем производство хлопка, технического растения, из которого, как известно, получается масса полезных видов продукции, около 25. Мы хотим увеличить производство аграрной продукции, которая может как служить сырьем для пищевой промышленности, так и быть полуфабрикатами и готовой едой для поставок в продуктовые магазины. Учитывая разницу в климатах и обеспеченности пресной водой, а также потребность в высококачественной, не загрязненной пестицидами и ГМО пищевой продукции, думаю, Азербайджан мог бы занять эту нишу на российском рынке. Конечно, надо понимать, что такая продукция будет дорогой и она будет рассчитана на определенный уровень доходов населения – в то же время она станет своего рода инвестицией в здоровье человека. И это лишь один из аспектов российско-азербайджанского сотрудничества.

Также перспективно взаимодействие в машиностроении. В советские годы машиностроение было очень сильной стороной экономики Азербайджана, к примеру, в 1985 году оно составляло 22-23% в структуре азербайджанской промышленности. Сейчас мы ищем свое место в мировом разделении труда, и с точки зрения эффективности, особенно логистики, наиболее удачный путь, я считаю, это сотрудничество с соседями. Вхождение азербайджанской продукции в технологические цепочки, которые уже работают в РФ, было бы разумным решением для обеих сторон. Также важен и такой аспект, как взаимное проникновение, даже диффузия рынков труда с одновременным появлением крупных агрохолдингов в Азербайджане и их развитием в РФ. Впечатляющие цифры показывают производство зерна в России, здесь страна, безусловно, находится на первом месте. Опыт российских аграриев, а также их техника и организация производства были бы применимы и у нас, без всякого сомнения, что подразумевает миграцию рабочей силы в обе стороны. Зерно, кстати, является очень сложной, многоплановой продукцией, потому что из него можно получать десятки видов различной товаров. Здесь я вижу взаимодополняемость, именно сотрудничество, совместный труд российских и азербайджанских производственников. Если идти по этому пути, снижать конкуренцию между собой, мы сможем вместе конкурировать с внешним миром.

- Если говорить о сельском хозяйстве, то какой путь предпочитают азербайджанские аграрии: дешевая ГМО-продукция для большого рынка потребления или же элитарная, но дорогая еда?

- В Азербайджане существует законодательный запрет на выращивание и производство ГМО-продукции, государственный подход здесь совершенно однозначный. Что касается качества продуктов, которые поступают на стол потребителя, то этот момент, конечно очень важный. Действительно, Азербайджану, чья территория по сравнению с многими соседями, не очень большая, было бы неплохо специализироваться на продукцию с высокой добавленной стоимостью. Помимо всего прочего, это создает большой потенциал для науки, так как специализация на дорогих товарах оставляет ресурс для финансирования исследований и образования. Кроме этого, вопрос конкуренции: если страна специализируется на дешевых товарах, она вынуждена конкурировать с большим числом производителей дешевой еды, в том числе теми, кто возит свою продукцию за тысячи километров, те же пресловутые бразильские груши, аргентинское мясо и так далее. Конкурировать с ними может быть сложно, а значит, нужно искать иные ниши. Мне бы хотелось надеяться, что мы выберем более нишу более дорогой и более качественной продукции, например, то же мясо без гормонов роста и следов антибиотиков.

- Может ли в эту нишу войти виноделие?

- Виноделие у нас развивается очень активно. Напомню, что азербайджанские вина имели свое место среди товаров ССР, и их ассортимент был очень богатый. Сейчас мы восстанавливаем эту отрасль на иной технологической базе, применяются современные технологии, приглашаются на работу иностранные специалисты. В результате получаются прекрасные вина, уже сформировалась определенная группа лидеров-производителей со своей линией этой продукции, у которых получаются очень неплохие коньяки, отличные красные и утонченные белые вина. Эта продукция высоко конкурентная, и для того, чтобы вернуться на рынки, ее нужно активно продвигать, знакомить с нею потребителя. И это именно то, о чем я говорю: с экономической точки зрения прибавочная стоимость у вин довольно большая, при этом их охотно покупают.

- Какие еще сельскохозяйственные отрасли можно было бы развивать в Азербайджане?

- У Азербайджана из пяти прикаспийских государств самая продолжительная береговая линия, что дает нам самые большие возможности в производстве морепродуктов. Эту отрасль, безусловно, нужно развивать, восстанавливать количество ценных пород рыб, осетров, лососей и других, которые можно перерабатывать, вялить, солить, консервировать, замораживать и продавать в свежем виде. Конечно, эта очень интересная отрасль требует немалых инвестиций. Если говорить о черной икре, то она сейчас очень дорогая, и почти вся она поступает на экспорт. Этот вид промысла очень сильно зарегулирован, что естественно: нельзя потерять каспийского осетра, белугу и так далее.

Должен сказать, что мы сейчас переживаем период формирования крупных агрохолдингов, происходит концентрация плодородных земель в Азербайджане, а значит, пошли инвестиции в сельское хозяйство, люди покупают земли. Крупным агрохолдингам нужны большие площади, иначе технику применять нерентабельно, поэтому, думаю, то, что мы сейчас в положительном плане переживаем с виноделием, повторится вскоре с зерновыми. Разумеется, я не могу сказать ничего о темпах и согласованности действий, ведь это частный бизнес будет решать сам, но, как правило, после зерновых приходит время для производства более сложной продукции.

К слову, очень большой потенциал сокрыт в таком аспекте, как экология воды. Пресная вода в основном поступает, как известно, в Кассий по Волге, Куре и Араксу. Последние две реки, берущие начало в Турции, проходят через Грузию и Армению, Аракс течет через Иран. Если на турецкой стороне это еще чистые реки, то наши соседи очень активно загрязняют эти воды, и к нам поступает подчас довольно сложная химическая смесь. Здесь, безусловно, нужно наводить порядок, и все страны, которые находятся на пути этих рек, должны нести ответственность за качество воды. Этим вопросом надо заниматься серьезно, на международном уровне, и время, когда его нужно решать, уже подошло. Тем более что потенциал Каспия не реализован до конца.

- Какое внимание в Азербайджане уделяется туризму?

- Ответить на этот вопрос легко, если сравнить туристический Баку этого года и, например, 2013 года: мы увидим впечатляющий рост и числа, и географии туристов. Из арабских стран к нам летает целый ряд авиакомпаний, в день по несколько рейсов, причем эти туристы не задерживаются в Баку, они начинают активно путешествовать по стране. Очень много туристов из России, и не только в Баку, а и в северной части Азербайджана, на Яламинское взморье, близко к азербайджано-дагестанской границе, где очень живописные места.

Безусловно, туризм – это определенный показатель: если он растет, это говорит не только о качестве услуг в сфере логистики и отельного искусства, но и о том, что людям нравится атмосфера, они чувствуют себя комфортно. Обмануть людей невозможно: они все равно чувствуют, хорошо им или плохо, качественно они отдыхают или нет. Туристы учитывают и наличие или отсутствие политических рисков, криминала и так далее, так что рост количества туристов в Азербайджане я бы рассматривал как повышение рейтинга страны.

- Может ли Азербайджан в перспективе претендовать на роль финансового центра региона?

- Эта тема за последние 20 лет обсуждалась неоднократно, однако реализовать ее в рамках нынешней архитектуры мировой финансовой системы пока не получается. Когда мы говорим об инвестициях, мы подразумеваем иностранных инвесторов и пытаемся для них создать особые условия, однако иностранных инвестиций недостаточно для развития внутренней финансовой системы, внутренних рынков хотя бы на национальном уровне: нужен доступ к инвестициям в национальной валюте. Если этот фактор экономического роста не обеспечивается, чем должен заниматься, в основном, Центральный банк, то финансовый рынок с инвестиционными качествами появиться не может. А значит, нам нужно изменить и финансовую модель развития, которая у нас сейчас ориентирована на нефтяной экспорт. Поскольку нефть продается за доллары, то, опять же, инвестиций в национальной валюте нет, а ведь если мы говорим об альтернативной экономической модели, то у нее должна быть соответствующая финансовая модель.

- Может ли Азербайджану быть интересно создать собственную платежную систему?

- Наша платежная система базируется на технологиях компании "SWIFT, все транзакции, которые проводятся в стране, учитываются и реализуются через эту систему. Конечно, в результате каждой транзакции yнадо платить SWIFT определенные деньги. Сугубо национальной платежной системы у нас нет, поскольку в рамках существующей нефтяной модели экономики в этом нет потребности: эмиссия манатов со стороны Центрального банка происходит в количестве, не превышающем валютной выручки от экспорта. В рамках развития финансового рынка эту компоненту можно было бы рассмотреть и проанализировать, но пока Азербайджан удовлетворяют платежи через SWIFT.

Конечно, мы помним события, если я не ошибаюсь, 2010 года, когда SWIFT отключил в одностороннем порядке иранские коммерческие банки и их Национальный банк от своей платежной системы, никак не объяснив этот шаг: не было каких-то решений международных организаций, ООН той же, международные санкции в этой области не были введены, это было сделано в одностороннем порядке. Это, безусловно, говорит о некоторой ангажированности, предвзятости компании, и надеюсь, это не будет больше повторяться, потому что тогда образуется системный риск. Если SWIFT перестанет нас обслуживать, тогда нам придется возвращаться к бумажным платежкам, в доэлектронную эру, по крайней мере, на какое-то время. Это и дорого, и рискованно. Но это пока, скажем так, страхи гипотетического характера.

5830 просмотров






Популярные