Джон Хербст: "Радикалы не позволили Тер-Петросяну заключить сделку с Баку"

Джон Хербст: "Радикалы не позволили Тер-Петросяну заключить сделку с Баку"

Директор центра "Евразия" аналитического центра Вашингтона Atlantic Council им. Дину Патрисиу, экс-посол США в Узбекистане и на Украине Джон Хербст рассказал Первому армянскому информационному каналу о своем видении российской-американских отношений и их влиянии на страны Южного Кавказа. "Вестник Кавказа" публикует ту часть интервью, которая касается Закавказья, с оговоркой, что многие мысли господина Хербста не совпадают с мнением редакции.

ОТ РЕДАКЦИИ: К сожалению, в последнее время в заявлениях западных экспертов, занимающихся Южным Кавказом, все отчетливее просматривается мысль о деструктивной политике России в регионе вообще и во внешней политике Армении и Азербайджана в частности. Речь идет о том, что Москва якобы проявляет большую лояльность к той стороне конфликта вокруг Нагорного Карабаха, которая в конкретный промежуток времени проявляет лояльность РФ. Очевидно, что Москве необходимо сохранение как партнерских отношений с обеими странами, так и влияния в регионе, что соответствует интересам государства. Но выдавать эту позицию за "желание сохранить карабахский конфликт" было бы сильным упрощением. Российский политический истеблишмент неоднороден и подчас придерживается диаметрально противоположных позиций. Действительно, в Москве есть сторонники сохранения статус-кво в карабахском конфликте, но есть и те, кто считает, что сохранение этой проблемы рано или поздно приведет к эффекту разорвавшейся бомбы, что крайне нежелательно для Москвы. В отличие от США, Россия соседствует с конфликтующими странами, а часть населения, живущего на Северном Кавказе, например, аварцы и лезгины, проживает и в Азербайджане. Такие родственные связи в Москве также не могут игнорировать. Кроме того, Россия – многонациональная страна с федеративным устройством, поэтому здесь с большой осторожностью относятся к любым проявления сепаратизма, а, следовательно, выступают за возвращение всех вынужденных переселенцев в Карабах и за сохранение этой территории в составе Азербайджана, где власти будут гарантировать соблюдение всех прав своих граждан независимо от их национальности и вероисповедания. В противном случае, продолжение политики поощрения сепаратизма может привести к цепной реакции в регионе.

– Как вы считаете, антироссийские санкции повлияют на союзников и партнеров России, в том числе на Армению?

– Мы установили довольно серьезные санкции против Кремля за его агрессию против Украины, но мы стараемся использовать эти санкции с умом, ограничивая их влияние, чтобы они не наносили вреда другим странам.

– В интервью "Голосу Америки" вы говорили о том, как санкции против российских военно-промышленных предприятий повлияют на военное сотрудничество России с другими странами. Считаете ли вы, что эти санкции могут действительно ограничить поставки российского оружия партнерам Кремля, в частности Армении и Азербайджану?

– Я сомневаюсь, что санкции США окажут влияние на поставки российского оружия в Армению. Я думаю, что они не повлияют на поставки российского оружия и в Азербайджан.

– Но вы считаете, что эта проблема, ограничение доставки российского оружия и милитаризация стран региона, в стратегическом плане рассматривается в Вашингтоне с точки зрения, чтобы положить конец конфликту и активизировать мирный процесс между Арменией и Азербайджаном? Я имею в виду, что это серьезная проблема, потому что Москва использует продажу оружия как один из рычагов своего главного влияния на Армению и Азербайджан.

– Суть политики Москвы на Южном Кавказе – сделать Россию жизненно важной и незаменимой страной для Еревана и Баку. Она делает себя жизненно важной страной для Армении, поставляя оружие и выступая в качестве гаранта безопасности, например, в случае возможного нападения Турции. Россия пытается стать жизненно важной для Азербайджана, позволяя Армении нарушить территориальную целостность Азербайджана в Нагорном Карабахе и в то же время продавая оружие Азербайджану. Я считаю, что политика Кремля очень цинична. Он не заинтересован в установлении мира в Нагорном Карабахе. Они используют напряженность в зоне конфликта (не войну, а напряженность), чтобы сделать максимальным свое влияние на Южном Кавказе.

– Но ведь США способствуют дипломатическим усилиям России в рамках Минской группы? Как вы объясните этот подход?

– Я думаю, что Соединенные Штаты никогда не уделяли достаточного внимания урегулированию нагорно-карабахского конфликта, и если не будет прилагать активных усилий для решения проблемы, неудивительно, что Соединенные Штаты признают более широкую роль России в этом вопросе, поскольку Россия является единственной страной, которая оказывает влияние на конфликтующие стороны. А Кремль, в свою очередь, хочет управлять ситуацией. Россия допускает, чтобы было напряжение, но не хочет, чтобы была война.

– Как мы можем предотвратить возможную новую войну и добиться прогресса в мирном урегулировании конфликта?

– Мне кажется, что Москва предпочитает, чтобы проблема не была решена, но и войны тоже чтобы не было.

– Должны ли мы ждать активных шагов администрации Трампа в этом вопросе?

– Нет, я не думаю, потому что он не может добиться успеха в этом вопросе. Когда я работал в Госдепе 20 лет назад над такими вопросами, президентом Армении был очень серьезный государственный деятель Тер-Петросян, и я думаю, что он действительно хотел достичь мирного соглашения, но радикальные силы в Ереване и радикальные силы армянской диаспоры не позволили ему заключить сделку с Азербайджаном и вынудили его покинуть этот пост. Я думаю, что это очень печальный факт.

Я знаю, что армяне очень одаренные и талантливые люди. Армения была одной из самых активных и процветающих стран в Советском Союзе. Армяне также очень успешны в Америке, но из-за этой радикальной позиции по карабахскому вопросу они ограничили себя очень неприятным настоящим и будущим.

– А насколько армянская община Америки, лоббирующие организации влияют на политику Белого дома или даже решение Конгресса поддержать Армению во внешней политике и вопросах безопасности?

– Я думаю, что они имеют какое-то влияние, но по-моему, армянская диаспора (я говорю не обо всех, а об активных элементах диаспоры) слишком много времени потратила на вопросы осуждения ужасных событий в Османской империи, достижения международного признания и защиты прав армян, хотя, конечно, я их понимаю, но они не потратили достаточно времени и ресурсов, чтобы понять, как Армения может развиваться и процветать как государство, становясь полноправным членом международного сообщества, а не только как спутник Москвы. Это очень грустно. Американские армяне живут хорошо, потому что они очень талантливы, и они добились процветания в Соединенных Штатах. Было бы здорово, если бы они применили в Армении свой большой потенциал для армянского процветания.

30895 просмотров






Популярные