Андрей Бакланов: "Референдум изменил ситуацию в пользу Эрдогана"

Андрей Бакланов: "Референдум изменил ситуацию в пользу Эрдогана"

Накануне в Турции прошел референдум по внесению поправок в Конституцию, согласно которым республика из парламентской превратится в президентскую. Предварительные итоги голосования показали победу сторонников президентской формы правления с минимальным перевесом: 24,3 млн человек проголосовали "за" поправки, 23,2 млн человек – "против". О том, что означает эта победа президента Реджепа Тайипа Эрдогана над кемалистами, "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

- На ваш взгляд, какое влияние окажет этот референдум и его итоги на будущее Турции?

- В первую очередь бросается в глаза, что референдум практически вывел на официальный уровень раскол населения по вопросу о конституционном устройстве турецкого государства и управления страной. Соответственно, окончательно оформился и раскол по вопросу о том, какая идеология должна быть положена в основу дальнейшего государственного строительства. В кемалистской Турции считалось, что ислам – это религия граждан страны, то есть личное дело каждого верующего, что не должно быть базой для идеологического, тем более государственного развития. Сейчас вектор серьезно меняется, и еще только предстоит понять, насколько жестко будет вести себя правящая партия в дальнейшем, возьмет ли на вооружение лозунги, которые были, например, у "Братьев-мусульман".

"В итоге, референдум ставит на более тревожном уровне те вопросы, которые в обществе назревали в последние годы. В целом, он, конечно, решает, прежде всего, задачу, которую выдвигал президент Реджеп Тайип Эрдоган: переделка системы государственных органов и утверждение себя во главе государства во всех своих ипостасях. С другой стороны, к реальным проблемам Турции социально-экономического плана или регионального плана итоги референдума прямого отношения не имеют. Теперь все зависит от того, насколько реалистичный курс будет проводиться уже при новой компоновке государственных органов.

- Насколько такая минимальная победа укрепляет власть Эрдогана на самом деле?

- Власть Эрдогана все равно укрепилась, какая бы ни была минимальная маржа между теми, кто за, и теми, кто против. Теперь президент сможет уверенно опираться в своих действиях на волеизъявление избирателей. Пусть перевес был всего в один миллион голосов, но его положение стало более прочным, и это позволит ему качественно изменить властные структуры к 2019 году, когда пройдут очередные президентские выборы. Он займет в государстве ключевое, гораздо более высокое положение, чем сейчас, так что референдум изменил ситуацию в его пользу.

- Означает ли это, что стоит прогнозировать победу Эрдогана на президентских выборах в 2019 году, после которых и произойдет официальная смена государственного строя?

- Если ситуация не претерпит каких-либо принципиальных изменений, то, учитывая, что Реджеп Тайип Эрдоган является очень опытным государственным деятелем и в целом достаточно долго удерживает лидирующие позиции в том или ином качестве, я думаю, намного выше его шансы стать первым президентом Турции с новыми полномочиями.

- Изменятся ли отношения России с Турцией после референдума?

- На мой взгляд, прямо с отношениями с Россией это событие никак не связано. Мы исходим из того, что последние заявления Эрдогана свидетельствовали о его желании вести с нами взаимовыгодные торгово-экономические и иные отношения на прагматической основе. Конечно, разночтения между нами остаются, все еще не снят целый ряд вопросительных знаков, однако, если Эрдоган готов действительно реализовывать курс на улучшение связей с Россией, мы со своей стороны также готовы этот курс проводить в отношении возглавляемого им государства.

- Какой реакции стоит ждать от Запада сейчас и в перспективе с учетом, в частности, намерения Эрдогана вынести на новый референдум вопрос смертной казни?

- Я думаю, западная позиция будет сдержанной. И здесь главное не то, что далее Эрдоган намерен выносить на обсуждение знаковые вопросы, к которым очень трепетно относится общественное мнение на Западе, а то, что Анкара не до конца определилась в отношении объема своих обязательств перед НАТО и характера своего взаимодействия со странами ЕС. Линии дальнейшей политики Эрдогана в этих направлениях не вполне для Запада ясны, поэтому будет некий период взаимного изучения сути планов и их реализации.

4620 просмотров




Популярные