Алексей Белогорьев: "Еврокомиссия не остановит "Северный поток-2""

Алексей Белогорьев: "Еврокомиссия не остановит "Северный поток-2""

Экономическое событие недели – Еврокомиссия приняла заявление об отсутствии необходимости в "Северном потоке-2", объяснив свою точку зрения снижением потребления газа в Европе, ростом конкурентоспособности  поставок СПГ из США и желанием поддержать украинский транзит российского газа. "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексеем Белогорьевым о значении этого заявления для российских экспортных трубопроводных проектах и причинах подобного решения ЕК.

- Алексей Михайлович, по вашей оценке, каковы последствия этого решения для "Северного потока-2"?

- У Еврокомиссии на текущий момент нет мандата на ведение переговоров по "Северному потоку-2", не в ее полномочиях распространять нормы "Третьего энергопакета" по доступу третьих сторон к газопроводу на морские газопроводы.

Сейчас в Европе параллельно продвигаются две инициативы, направленные на предотвращение строительства "Северного потока-2". Первая – это как раз распространение норм "Третьего энергопакета" по доступу третьих сторон к газопроводу на морские газопроводы, но подобное решение может принять лишь Европейский парламент, поскольку оно требует внесения поправок в европейское законодательство. Еврокомиссия лишь согласовала со своей стороны эту поправку. Они вполне могут быть приняты, но у них есть такая проблема, как противоречие международному морскому праву, из-за чего возникает коллизия в сфере международного права, которую "Газпром2, как и другие участники проекта, может обратить в свою пользу. То есть, даже если решение будет принято на уровне ЕС, его можно будет оспорить.

Вторая инициатива связана с выделением Еврокомиссии мандата на ведение переговоров с участниками проекта по строительству "Северного потока-2", и она пытается его получить, вот только для этого необходимо согласие всех стран ЕС. Как минимум, Германия категорически выступает против такого мандата. По этим причинам пока что никаких юридических препятствий для реализации "Северного потока-2" не создано, а если они и появятся в следующем году, то не будут носить абсолютного характера.

- По вашим прогнозам, действительно ли Европа в обозримом будущем будет снижать потребление газа, как считают в Еврокомиссии?

- В последние три года спрос на газ в Евросоюзе растет. В этот понедельник Eurogas озвучил свой прогноз до конца года – прирост спроса на газ в ЕС на 5,9%. Это, скорее всего, тенденция среднесрочная, не долгосрочная, она сохранится в течение ближайших 2-3 лет в силу разных факторов, таких как ожидание экономического роста и дешевизна газа на европейском рынке, стимулирующая его потребление, прежде всего, при электрогенерации. Что касается долгосрочной перспективы, то консенсус-прогноз заключается в том, что потребление газа будет стабильным, по крайней мере, до 2030-2035 годов. Дальше прогнозы расходятся: представители самой Еврокомиссии и эксперты, которые делают оценки по ее заказу, говорят, что потребление будет резко снижаться в силу создания промышленных накопителей электроэнергии, которые будут вытеснять газ как резервное топливо электрогенерации; при этом, к примеру, Управление энергетической информации США ожидает резкий рост потребления газа в ЕС после 2030 года за счет сферы электромобилей.

Общее мнение состоит в том, что в ближайшие 10-15 лет потребление будет скорее стагнировать после возвращение на уровень конца нулевых - начала десятых годов. Однако добыча газа внутри ЕС сейчас снижается довольно быстро, Норвегия в этом году достигла пика, а ведь за счет ее газа все последние 20 лет Евросоюзу удавалось удерживать стабильную долю импорта из неевропейских источников. Таким образом, при постоянно спросе и падающей собственной добыче будет расти потребность в импорте, при этом, условно до 2025 года, ни один трубопроводный поставщик, кроме России, не сможет нарастить свои поставки серьезно, дабы удовлетворить эту растущую потребность. У Алжира и Ливии серьезно ограничен экспортный потенциал, в Норвегии больше нет перспектив роста добычи. Азербайджан способен дать 10 млрд кубометров газа в год дополнительных поставок, но для европейского рынка это небольшая величина.

- В таком случае, что может составить России конкуренцию на европейском рынке?

Конкурировать с Россией может только глобальный рынок СПГ. Тут стоит отметить, что американский СПГ, в основном, экспортируют не американские компании – американцы только добывают и сжижают газ, а закупают его и продают в Европу, Азию и другие регионы международные компании. В этом смысле абсолютно все равно, чем это газ изначально – американский, австралийский или российский. Сходная картина на рынке нефти, где источник нефти трейдерам, по сути, безразличен, вот только сорта нефти сильно отличаются друг от друга по характеристикам, а на рынке газа продукт практически однородный, и здесь национальные грани еще менее значимы. Что же может произойти в 2025 году? Во-первых, могут появиться те самые промышленные накопители электроэнергии, но многие ожидают, что их удастся создать много позже, то есть 2025 год – это наиболее оптимистичный прогноз по ним. Во-вторых, на европейский рынок может выйти газ Ирана, Иракского Курдистана и Туркмении. Произойдет ли это, пока сказать сложно, но потенциал есть. До этого момента Россия будет конкурировать с СПГ, и конкуренция будет носить ценовой характер, так как на европейском рынке многое было сделано за последние 15 лет для развития конкурентной среды и биржевого ценообразования.

В связи с этим СПГ будет массово протекать на европейский рынок при двух условиях. Прежде всего, цены на газ должны вырасти хотя бы на 20%, затем, ценовой арбитраж, то есть разница в ценах между азиатским и европейским рынком, должен стать минимальным, дабы поставки в Азию были не более выгодными, чем поставки в Европу. Сейчас ситуация такова, что Китай забирает на себя те предложения СПГ, которые появляются на рынке, в том числе американские; 90% всего экспортированного американского СПГ с января 2016 года пошел в Азиатско-Тихоокеанский регион и Латинскую Америку, до Европы дошло примерно 10%. И все же, хотя потребление СПГ будет увеличиваться в Европе несомненно, на фоне растущего импорта у "Газпрома" все равно сохранится дополнительная ниша для поставок. И в этом смысле утверждение, что в 2020 году, когда закончится контракт с Украиной, не нужно будет дополнительных мощностей по транспортировке российского газа, является давним и достаточно глубоким заблуждением чиновников Еврокомиссии. Это заблуждение во многом связано с высокой текучкой кадров: пока одни люди стремятся понять технологическую сторону вопроса, им уже приходится уходить, а приходят новые люди и смотрят на вопрос уже с сугубо политической точки зрения, либо с экономической.

При этом с технологической стороны суть в том, что украинские трубопроводы "Союз" "Уренгой-Помары-Ужгород" и "Прогресс", передающие газ в Европу, уже выработали свой ресурс и работают на пределе своих технических возможностей. Потребление газа на собственные нужды этих газопроводов составляет около 6% от объема перекачиваемого газа при нормативе 0,5%, связано это именно с высокой изношенностью труб и компрессных станций. Их нужно полностью модернизировать, что оценивается примерно в $10 млрд, либо построить обходные трубопроводы, и это как раз "Северный поток-2" и "Турецкий поток".

4715 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные