Ваге Аветян о том, как формировалась идеология правящей партии Армении

Ваге Аветян о том, как формировалась идеология правящей партии Армении
Сложный диалог между властью и оппозицией в Армении пока не дает результата. Критика в адрес правящей Республиканской партии Армении становится все жестче. Как создавалась партия весной 1990 года, как трансформировалась ее идеология, ВК рассказал один из первых ее членов, армянский писатель Ваге Аветян, эмигрировавший Швецию.

- На каких идеях основывалась РПА на этапе своего создания? Были ли другие идеи, помимо национально-освободительных? 

- РПА создала Армия независимости, отделившаяся от союза «Национальное самоопределение», который в то время был одним из ведущих игроков на политическом поле республики. Боевая единица нуждалась в политической опоре, не могла существовать просто как группа людей с оружием, поскольку движению за независимость повстанчество было не к лицу. Основателями были бывшие члены Объединенной национальной партии и объединения «Национальное самоопределение». Идеи независимости не могли стать темой обсуждений, поскольку компромиссы в этом вопросе тут же расценили бы как продажность. Единственным аргументом в пользу отделения РПА могло стать то, что идеи независимости в военных сидели сильнее, чем в союзе «Национальное самоопределение». На эту удочку попались многие. Особенно повлияло на людей расхожее мнение о том, что один из тогдашних лидеров движения Паруйр Айрикян, находивший за пределами Армении, точнее в московской “Бутырке”, не владеет ситуацией, поэтому из-за границы приказывает немедленно сложить оружие, оставить военные вопросы на усмотрение парламента и правительства. Говорили, что когда он вернется на родину, то убедится, что мы были правы и, несомненно, к нам присоединится. Мы, конечно, тут же соглашались. Словом, что в Армении Айрикян не было, а нас обнадеживали, что потом он правильно поймет все наши решения. Каждый живущий в Армении почему-то думает, что лучше владеет ситуацией как в стране, так и за ее пределами. 
Так появилась РПА, которая уже после 1992-го, тесно сотрудничая со спецслужбами разных стран, стала своеобразной партией чекистов, посредством которой они должны были вернуться к власти в Армении и захватить контроль над всеми сферами общественной жизни, что мы сегодня и видим. Руководителю и основателю нашей партии Ашоту Навасардяну это было ясно еще в далеком 1992-ом. До своей смерти в 1997 году он считал, что основной путь РПА - борьба за независимость и военно-патриотический дух. Власти от этих идей до сих пор не отваживаются отказаться.

- А как насчет идеологии РПА?

- Изначально идеология была национал-демократической. Движение «Цехакрон» борца за независимость Армении Гарегина Нжде (живой протест, против старых партий, фальсифицирующих политическую волю нашего народа, для которого единственным союзником Армении считался лишь русский народ) было занятием отдельных членов, но никак не политическим кредо РПА. Однако разговоры новоявленных цехакроновцев ненароком услышали некоторые члены партии и извратили. Это подхватил вставший у руля партии самопровозглашенный премьер-министр Андраник Маркарян.
Все это я утверждаю как человек, носивший второй в партии членский билет, один из очень не многих, кто в партию вступил по рекомендации Ашота Навасардяна, тот, по рекомендации кого в партию вступил сам Навасардян.
Чтобы не погрешить против истины, скажу, что РПА, в 1990-1992 года еще не полностью посаженная под колпак иностранных спецслужб, успела написать политическую программу, которая сделала эту партию до сегодняшнего дня единственной в стране, имеющей свою программу. Этим и объясняется их долгое правление.

- Как относились к РПА в правящем тогда Армянском общенациональном движении (ОАД), руководимым Левоном Тер-Петросяном?

- Поначалу отношение было крайне враждебным. Война не располагала к выражению положительных эмоций. Однако когда после того, как в 1992-ом РПА стала такой же чекистской организацией, как АОД, отношения смягчились. Затем министр обороны Армении Вазген Саркисян «захватил» РПА, и отношения стали уже внутриАОДовскими. 

- Как партия либеральной направленности, поддерживала ли в то время РПА приватизацию госпредприятий?

- Говоря об идеологии, нужно учитывать, что еще тогда толком в ней разбиралось несколько десятков человек, сейчас еще меньше. Именно опираясь на способности тех людей, РПА и АОД объявили себя либералами. Можно сказать, изначально идейных разногласий они не имели. Идейно и те, и другие были за приватизацию. Только вот идейным способом приватизация не реализовалась. В результате все национальное богатство оказалось в руках новоиспеченных олигархов.

- Какие отношения были у РПА с АРФ “Дашнакцутюн”?

- По характеристике Ашота Навасардяна, часы АРФД всегда на 15 минут отставали. Сейчас, на мой взгляд, они отстают на 150 лет. В 1988-ом “Дашнакцутюн”, а с ней и остальные западноармянские традиционные партии одной «филькиной грамотой» отказались от народа, вставшего на борьбу за независимость, и ухватились за полу Михаила Горбачева. В Армении их презирали. Однако потихоньку они начали выходить на свет в облике благотворителей, «играя» с ценами на бензин, который в то время они Армения импортировала. Потом эти “благотворители” стали сниматься в военных формах, с автоматами, добиваясь, по их словам, единства диаспоры. Но диаспору им так и не удалось расшевелить. Из тогдашней семимиллионной диаспоры в Карабах в лучшем случае пришло воевать человек 100. Остальных “патриотов” в тылу ждали более важные дела. Потом стали оплачивать расходы на похороны погибших ребят, а в обмен на это пририсовали свои гербы на их надгробиях.
Когда в середине 1990-х их начали арестовывать, никто особо не разволновался. Когда это поколение дашнаков тихо исчезло, вместо них в Ереване объявился “генеральный” от АРФД, прошедший стажировку в Москве. Именно арестами и высылками из Армении определенных людей искусственно вернули к жизни политический труп под названием АРФД. Партия эта находились на грани исчезновения в диаспоре, да и в Армении популярностью не пользовалась. Поэтому между АОД, РПА и АРФД конфликта не было и не будет, даже идеологического. Ведь в отличие от первых двух, дашнаки не знают даже, какую имеют идеологию.

- Вели ли в то время РПА и АОД политические или экономические дискуссии? Возникали ли при этом какие-то разногласия?

- Разногласия были не между АОД и РПА, а между личностями, которые могли быть как из двух разных организаций, так и из одной той же самой. Разногласия решались всегда в пользу сильного. Проигравший или мирился с пониженным статусом, или умирал, или заключался в тюрьму, или покидал страну. Дискуссии шли только о разделе рынка, и разногласия носили хозяйственный характер. Война и армия в круг внимания указанных господ не входили, они самоуправлялась. И слава богу! Если бы вместо грабежа и раздела госимущества они сунулись бы и в войну, то я не знаю, чем бы все это закончилось.

19080 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные