Чего экономисты ждут от саммита G20

Чего экономисты ждут от саммита G20

7 июля в Гамбурге начнется свою работу саммит лидеров "Большой двадцатки", на полях которой ожидается встреча беседа президентов РФ и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Беседа на саммите "двадцатки" станет первой личной встречей Путина и Трампа. Между тем, саммит должен запомниться и другими событиями.

"Администрация Трампа уже заявила, что президент на встрече лидеров G20 потребует принять меры по устранению перепроизводства на мировом рынке стали. Если партнеры по G20 не поддержат этого, то он введет пошлину в размере 20% на импорт стали. Эти меры США совершенно очевидно направлены, в первую очередь, против Китая, а на Китай приходится половина всего мирового производства стали, это 800 млн тонн из 1 млрд 600 млн тонн мирового производства стали, а также против Германии", - говорит руководитель сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ Вячеслав Холодков.

По его данным, немецкая сторона уже выразила протест по этому вопросу, а Китай пока придерживается сдержанной позиции: "Китайцы заявили о том, что намереваются в этом году сократить избыточные мощности в сталелитейной промышленности на 50 млн тонн. Стремление Трампа ограничить импорт стали связано с его предвыборной программой. Заявление Трампа призвано поддержать свою сталелитейную промышленность и, наоборот, ввести дополнительные препятствия на пути импорта стали".

Вячеслав Холодков напомнил, что во второй половине июля истекает срок достижения окончательного соглашения о сокращении китайского профицита и американского дефицита в торговле: "Если сторонам не удастся достичь окончательного соглашения, то вполне вероятно, принятие новых ограничительных мер, в том числе в отношении импорта стали и не только стали. Под ограничение может попасть также алюминий, который очень широко используется в строительстве". 

Отвечая на вопрос, какой позиции должна придерживаться Россия в данной ситуации, эксперт заявил: "На позицию России влияют несколько факторов. Первый, в случае принятия американцами ограничительных мер в отношении импорта стали и алюминия, Россия понесет безусловный ущерб. Двусторонний оборот наш с США - $20,3 млрд в прошлом году. Из них $ 9,4 млрд - это наш экспорт США. Из этого экспорта на товары черной и цветной металлургии приходится $2,6 млрд. Казалось бы, в целом для внешней торговли это не такая большая потеря, но дело в том, что наш экономический рост слабый. Поэтому любые удары будут очень болезненными".

Кроме того, по словам Холодкова, попытки провести в жизнь лозунг сбалансированной торговли могут спровоцировать цепную реакцию аналогичных мер с требованиями со стороны других государств: "Наша страна традиционно имеет крупное положительное сальдо. Нам тезис о сбалансированности внешней торговли абсолютно не подходит. В случае широкого использования в США заградительных импортных пошлин нельзя исключать вероятность развертывания всеобщих торговых войн и сжатия мировой торговли, которые способны спровоцировать замедление и даже рецессию глобальной экономики. В последнем обзоре МВФ такой сценарий назван главной опасностью для мировой экономики. В свою очередь, спад в мировой экономике чреват очередным резким падением нефтяных цен. И соответственно, новым кризисом в нашей стране". 

Руководитель сектора экономики зарубежных стран Центра экономических исследований Российского института стратегических исследований Сергей Каратаев обратил внимание на то, что 2017 год - это не только десятый год деятельности G20 на уровне лидеров, но первый год, когда эксперты с той или иной степенью уверенности говорят о преодолении кризиса и подъеме мировой экономики. "Если посмотреть последний апрельский отчет МВФ, то в мире наблюдается оживление деловой активности, а глобальный рост должен составить в этом году 3,5% по сравнению с 3,1% за 2016 год. На 2018 год перспективы тоже оптимистичные - 3,6%, даже мы видим чуть больше рост. При этом выделяемые риски отходят непосредственно от экономической сферы, что тоже достаточно ново. В заявлении, приуроченном к началу председательства Германии в G20 в декабре прошлого года, были выделены геополитические конфликты, терроризм, миграция, климатические изменения. В то же время в условиях улучшения мировой экономики появляются отдельные голоса, ставящие под сомнение необходимость дальнейшего существования G20, которая, по их мнению, была создана для того, чтобы бороться с кризисом. Кризис преодолен, соответственно, работу она свою G20 якобы сделала. Другие эксперты ставят под сомнение возможность достижения компромисса в условиях новой американской внешней политики. Решения G20, напомню, принимаются консенсусом, поэтому если одна сторона против любых условий и соглашений, то, в принципе, встреча обречена на провал".

По мнению Каратаева, для подобных высказываний есть определенные основания: "Прежде всего, необходимо отметить переход деятельности G20 к более рутинной работе по основным направлениям, вопросам взаимодействия в финансовой, в экономической сфере. То есть, решаемые задачи не потеряли свою актуальность, но можно говорить о том, что они перешли к более рутинному исполнению принятых ранее решений, их модификаций, выявления и реализации новых направлений. И это тем более не отменяет важность достигаемых в ходе обсуждения в ходе G20  решений".

Кроме того, по словам эксперта, в последние годы мы видим, что в рамках G20 предлагаются новые темы, которые могут стать прорывными: "В прошлом году, к примеру, это была зеленая экономика и финансы, для развития которых целесообразно введение единых глобальных правил. Структурные реформы, призванные повысить эффективность мер бюджетной и денежно-кредитной политики. В этом году это цифровая экономика и другие темы".

Говоря о феномене Трампа, Каратаев заметил: "Его политика была поддержана в ходе выборов, и это свидетельство того, что в мировой экономике все еще сохраняются значительные перекосы. С другой стороны, у G20 появляется новая задача, которую можно определить как обеспечение поддержки процесса глобализации. Эти вопросы могут и должны стать новыми и дополнительными целями работы G20, которая представляет собой уникальную площадку взаимодействия представителей как развитых, так и развивающихся, где они могут согласовывать свои позиции и искать компромиссы по большинству вопросов". 

Эксперт обратил внимание на принципиально новую архитектуру отношений между участниками G20: "Вполне очевиден раскол между странами Европы и США по основным вопросам, а также определенная поддержка со стороны развивающихся стран Европы. Важно, чтобы подобное разделение позиций не привело к изоляции Трампа и к тому, что его позиции будут проигнорированы. Необходим разумный компромисс. Альтернатива - скатывание к масштабным протекционистским мерам, которых и так достаточно, новым торговым ограничениям, в конечном счете, к торговым войнам, которые нивелируют большинство результатов деятельности G20 за последнее десятилетие". 

2780 просмотров





Популярные