Визит президента Ирана в Узбекистан отменен

Визит президента Ирана в Узбекистан отменен

Вокруг предстоящего визита президента Исламской Республики Иран (ИРИ) Хасана Рухани в Ташкент разгорелся скандал. МИД Узбекистана опроверг сообщение узбекских СМИ, которые со ссылкой на иранских коллег анонсировали переговоры лидеров двух стран на август. При этом Управление по связям с общественностью и СМИ МИД Узбекистана назвало подробного рода публикации "безответственностью" и "некомпетентностью", а один из сотрудников внешнеполитического ведомства пригрозил журналистам "репрессиями со стороны прокуратуры, если подобные материалы будут выходить без согласования".

Министерство иностранных дел Узбекистана распространило официальное сообщение, что "в настоящее время не определены точные сроки предстоящих узбекско-иранских встреч на высшем и других уровнях и официальные представители Узбекистана и Ирана прорабатывают их даты и повестку дня".

Доктор политических наук, член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана "Иран–Восток" (Иран) Игорь Панкратенко сказал "Вестнику Кавказа": "Слова о том, что в настоящее время стороны "прорабатывают повестку" – здесь являются ключевыми. За время президентства Хасана Рухани влияние Ирана в Центральной Азии снизилось почти до нулевой отметки, а в случае с Таджикистаном – так и вообще приобрело отрицательный знак. Регион был признан в Тегеране временно неперспективным, и особого внимания ему не уделялось, что обернулось рядом неприятных сюрпризов для иранской дипломатии".

По мнению эксперта, в Тегеране явно не ожидали, что за короткий срок президент Шавкат Мирзиеев не только сумеет вернуть Ташкент в орбиту большой политики, но и найдет нужные слова, способные убедить международную коалицию во главе с США в том, что именно Узбекистан может стать ключевым ее партнером в афганском урегулировании. Сыграла роль заинтересовать того же Трампа вполне реальной программой урегулирования через экономическое сотрудничество как с Кабулом, так и с Талибаном (организация запрещенная в РФ).

"В итоге Ташкент молниеносно вошел в высшую лигу ключевых игроков в Афганистане. И Тегерану теперь необходимо не просто с этим считаться, но и договариваться с узбекской стороной о взаимодействии. Первая попытка состоялась буквально на днях, во время встречи секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани с секретарем Совета безопасности при президенте Узбекистана Виктором Махмудовым. Особой конкретики в ней не было, ее еще предстоит нарабатывать. Отсюда – вполне логичная пауза, которую берет Ташкент в отношении визита Рухани", – подчеркнул Панкратенко.

Для Ирана, попавшего под новые санкции США важно переориентироваться на азиатские рынки и рынки Центральной Азии, где у Ирана были довольно устойчивые позиции, которые в последнее время заметно пошатнулись. Поэтому визит Рухани в Ташкент готовился особенно тщательно. Заинтересованность есть у обеих сторон. Поскольку Ташкенту важно выйти на рынки Персидского залива, и понятно, что без сотрудничества с Ираном не обойтись. Иран становится ключевой страной в развитии транспортных коридоров: Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман; Китай – Казахстан – Узбекистан – Туркменистан – Иран, а также Трансафганского коридора. Иранская сторона ранее подчеркивала, что приложит все усилия для завершения строительства железной дороги "Хаф-Герат", которая станет продолжением строящейся линии "Мазари-Шариф - Герат" и позволит значительно увеличить объемы перевозок товаров между странами региона за счет снижения цен и сроков доставки.

Кроме этого, Тегеран рассчитывает на упрощение визового режима и развитие банковского сотрудничества. Эти вопросы обсуждались на одном из последних заседаний Межправительственной комиссии (МПК) по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Узбекистаном и Ираном, которая прошла в Тегеране. Тогда же состоялся бизнес-форум по итогам которого был подписан пакет экспортных контрактов на поставку текстильных изделий, бобовой, а также сушеной плодоовощной продукции.

В Тегеране рассчитывали на плодотворные переговоры в Ташкенте. Вместе с Рухани должна была приехать и экономическая делегация. Страны намерены в ближайшие годы увеличить товарооборот с 250 млн дол. до 1 млрд долларов. Узбекистан сегодня поставляет в Иран текстильную и сельскохозяйственную продукцию, а импортирует – фисташки, чай, цинк и продукцию нефтехимии.

Но как сказал "Вестнику Кавказа" источник, пожелавший остаться неназванным, стороны пока не договорились из-за непомерных амбиций Тегерана. В частности, Туркменистан предъявляет Ирану претензии по задолженности за поставленный газ. Для решения вопроса Хасан Рухани нынешней весной дважды побывал в Ашхабаде. Ситуация осложняется тем, что Тегеран попросту не признает существования долга, требует все пересчитать, и убежден, что речь может быть о каких-то несущественных суммах, которые он готов компенсировать поставками товаров народного потребления. Позиция Ашхабада диаметрально противоположная. Туркменистан насчитал Ирану 2 млрд долларов за дополнительные поставки газа, которые осуществлялись не по льготной цене. Эксперты считают, что ирано-туркменские противоречия могут сказаться после подписания 12 августа Концепции по статусу Каспийского моря. Документ положит конец многолетним распрям прикаспийских государств вокруг крупнейшего водоема и откроет путь к реализации крупных энергетических проектов, связанных с трубопроводной переброской углеводородов с одного берега Каспия на другой. Но при этом Иран, руководствуясь протоколом по процедуре оценки воздействия проектов на окружающую среду, который будет подписан одновременно с Конвенцией, может заблокировать Ашхабаду строительство ТАПИ.

Отношения с Таджикистаном разорваны окончательно. Формально считается, что главной причиной ухудшения таджикско-иранских отношений стало участие лидера Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири в ежегодной конференции "Исламское единство" в декабре 2015 года в Тегеране уже после того, как деятельность партии была запрещена на территории Таджикистана. Однако ряд экспертов не исключает, что ПИВТ – лишь повод, поскольку больше ни одна страна в мире не поддержала Таджикистан в этом вопросе. На самом деле причина возникшей напряженности – финансовая. Тегеран требовал от Душанбе возврата 2,7 млрд дол., которые иранский миллиардер Бабак Занджани переводил на счета таджикских банков от продажи иранской нефти в обход введенных против Ирана санкций. Сам Занджани с 31 декабря 2013 года находится под арестом. Он ожидает исполнения приговора – смертной казни через повешение. Спасти его могут только возвращенные в Иран деньги. Однако Душанбе не торопится возвращать эти деньги и обвиняет Иран в финансировании громких убийств таджикских политиков, журналистов, разжигании гражданской войны на территории Таджикистана и причастности к попытке госпереворота в 2015 году. Жирную точку в отношениях между двумя странами поставил президент Таджикистана Эмомали Рахмон. В мае во время встречи с общественностью он назвал Иран недружественной страной, заявив, что члены ПИВТ "все до единого приняли шиизм". Этого было достаточно, чтобы группа поддержки президента Рахмона пикетировала посольство Ирана в Душанбе.

На этом фоне отношения Ирана с Казахстаном практически идеальные. Как сказал президент Нурсултан Назарбаев, "Казахстан рассматривает Иран в качестве близкого политического и экономического партнера, отношения с которым всегда развивались, несмотря на различные трудности".

"Казахстан и Иран имеют много точек соприкосновения, начиная от общей позиции по поводу мирного использования ядерной энергетики и заканчивая обеспечением безопасности в районе Каспия. Что касается Каспийского региона, то Казахстан и Иран заинтересованы в сохранении долгосрочной стабильности в этом регионе, а все возможные разногласия между прикаспийскими государствами должны решаться на основе консенсуса и дипломатических переговоров", – сказал "Вестнику Кавказа" директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

Экономическое взаимодействие ведется в рамках трех приоритетных сфер: транспортная инфраструктура, энергетическое сотрудничество и сельское хозяйство. Для Казахстана является важным выход к Персидскому заливу, в первую очередь, в рамках транспортного сотрудничества с Ираном. В 2014 году уже был запущен железнодорожный маршрут Казахстан-Туркменистан-Иран (Узень-Берекет-Горган).

С Киргизией, несмотря на то, что дипотношения установлены 26 лет назад, особых достижений нет. Киргизия поставляет в Иран небольшие партии баранины, в обратном направлении идет продукция химической промышленности и сельхозмашин. Впрочем, Киргизия представляет интерес для Ирана как страна участница Евразийского экономического союза, с которым Иран подписал временное соглашение о зоне свободной торговли. После вступления документа в силу стороны смогут экономить на уплате таможенных ввозных пошлин.

85385 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные