Сможет ли Европа укрепить свои основополагающие ценности?

Сможет ли Европа укрепить свои основополагающие ценности?

Минувшая неделя может занять особое место в книгах по истории начала XXI века. Партии, выступающие за независимость, получили большинство на региональных выборах в Каталонии, что усугубило конституционный кризис в Испании. Это произошло через несколько дней после того, как правящее правое правительство Польши не отступило перед лицом беспрецедентной угрозы санкций со стороны Европейского союза, продолжив вносить изменения в судебную систему, которые, по мнению европейских чиновников, угрожают верховенству закона.

Как пишет Рейчел Донадио для The Atlantic в статье Can Europe Enforce Its Founding Ideals?, события в Польше и Каталонии стали результатом уникальных обстоятельств, но каждый случай проверяет Европейский союз на прочность с разных сторон, справа в первом случае и в некотором роде слева - во втором. Что происходит, как в случае с правой Польшей (или Австрией, где на прошлой неделе ключевые позиции в кабинете были заняты крайне правыми), когда воля народа идет против европейских ценностей? И что происходит, когда сепаратисты, которые считают себя прогрессивными, поступают вразрез с конституцией Испании? Как Европа отреагирует - и должна ли она вообще реагировать?

На этой неделе впервые Европейский союз принял решительные меры против Польши, где правительство президента Анджея Дуды имеет большинство, контролирует национальные СМИ и намерено занять ключевые позиции в судебной системе в противовес исполнительной власти. В то же время страна является крупнейшим получателем финансирования Европейского союза, состоящего из 27 государств, и планирует получить 100 млрд евро для текущего бюджета до 2020 года. Подкрепит ли Брюссель свои слова делом или нет?

В Каталонии профсоюзная партия ”Сьюдаданос” (″Граждане″), возглавляемая харизматичной примирительницей Инес Арримадас, заняла первое место на выборах, что демонстрирует нежелание большинства каталонцев выходить из состава Испании. Но ”Сьюдаданос” не получила достаточного количества мест для формирования правительства. Этим займется региональный лидер и сепаратист Карлес Пучдемон, который бежал в Бельгию после того, как испанские власти обвинили его в проведении незаконного референдума 1 октября. Этот референдум спровоцировал период полной путаницы - Пучдемон объявил независимость, затем отменил ее, и испанский премьер-министр Мариано Рахой созвал выборы, чтобы прояснить ситуацию. В основном выборы показали, что правительство Рахоя является слабым. В ходе своего выступления в пятницу Рахой казался смиренным и использовал боле мягкую риторику, чем в последние недели, когда он даже не открыл двери для переговоров с сепаратистами. Он сказал, что его правительство открыто для диалога с каталонскими политиками, но в рамках верховенства закона.

Термин, ”верховенство закона”, продолжает возникать в различных кризисах ЕС. Европейский союз в основном решает проблемы, касающиеся второстепенных вопросов регулирования, что и делает испытания этой недели такими необычными. Теоретически, ЕС служит высоким идеалам, но на практике работает на уровне микро-бюрократии. В центре же находятся национальные правительства.

Brexit маячит на заднем плане. Барселоне считают, что сторонники независимости Каталонии более прогрессивные, чем сторонники Brexit, и большинство из них представители среднего класса. Они любят Европу, но не любят Испанию. В Польше правящая партия ”Право и справедливость”, руководствуясь примером Brexit, критикует Европейский союз, настаивая на том, что кучка грозящих пальцем бюрократов хочет наводнить Польшу мусульманскими мигрантами. (В Каталонии и Польше лидеры превратили исторические обиды - и католицизм - в мощную политическую силу).

Германия, некогда наиболее политически предсказуемая страна в Европе, еще не сформировала правительство, а канцлер Ангела Меркель слабее, чем когда-либо прежде. На этой неделе редактор Der Spiegel призвал к прекращению эры Меркель (что было бы немыслимо еще несколько месяцев назад), заявив, что ее акцент на стабильности на самом деле провоцирует еще большую нестабильность.

Во Франции правительство президента Эммануэля Макрона находится под давлением правых критиков, которые говорят, что правительство недостаточно хорошо решает проблемы незаконной миграции, а левые критикуют правительство за крайне негуманное отношение к кризису и закрытие властями лагерей для мигрантов. По данным Human Right Watch, более 13 000 просителей убежища живут в палатках на греческих островах. В Италии молодые, достигшие совершеннолетия избиратели, наблюдающие экономический кризис, не уверены, что Европейский союз дает им что-либо хорошее.

Но ни одна страна не отступает от европейских ценностей быстрее, чем Польша и Венгрия, где президент Виктор Орбан обещал поддержать Польшу и блокировать любые санкции, которые может наложить Европа. Произойдет ли это на самом деле, еще предстоит выяснить. В рамках своей двойной игры с Европой Венгрия и в прошлом обещала поддержать Польшу, однако не выполнила данное обещание.

После того, как Дуда сказал, что будет продвигать судебные изменения в Польше. ”Я чувствую, что безнадежность постоянно усиливается”, - говорит Катажина Касия, профессор философии в Варшавской академии изящных искусств, которая принимала участие в антиправительственных протестах, в том числе в составе женщин, борющихся против решения правительства криминализировать аборты. Когда Польша действительно отдалится от Европы, когда поляки больше не смогут работать или учиться в странах блока, тогда они осознают ощутимый смысл европейского проекта. ″Думаю, что Европа будет сильнее, потому что у нее нет другого выбора, - сказала Касия. - Она должна либо стать сильнее, либо развалиться. У ЕС нет третьего пути″. 

8010 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные