Разговор о безопасности начали еще в Бишкеке, а завершили в Душанбе

Разговор о безопасности начали еще в Бишкеке, а завершили в Душанбе

В Таджикистане состоялось пятое заседание стран-участниц Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). По итогам саммита была принята декларация, в которой участники встречи обязались вывести сотрудничество в рамках СВМДА и его развитие на более высокий уровень. Реакция США на Совещание сдержанна: поскольку СВМДА пока себя особо не проявила, то и относятся к ней «наблюдательно». Следующее заседание СВМДА пройдет в 2022 году.  

Идея создания СВМДА принадлежит лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву. В 1992 году он предложил новый формат для решения региональных проблем. Но только спустя 10 лет удалось провести первый саммит СВДМА. Встреча в Душанбе стала пятой.  

В Таджикистане готовились к саммиту серьезно, поскольку в Душанбе обещали прибыть представители 27 заявленных стран-участниц, 13 стран-наблюдателей, а также президенты России, Ирана, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Бангладеш, Шри-Ланки, председатель КНР, премьеры Индии, Афганистана, Азербайджана, Камбоджи. На деле же, многие из участников оказались представлены на уровне послов, поскольку, как говорят наблюдатели, авторитет СВМДА пока не слишком высок.

Площадка СВДМА – это возможность для руководителей стран региона провести прямые переговоры по отдельным вопросам, согласовать свои позиции. В целом, как сказал «Вестнику Кавказа» доктор исторических наук, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев, это сумма диалогов высокого уровня. При этом документы, которые принимаются, носят декларативный характер.

Для России и Китая СВДМА стала дополнением к ШОС и двусторонним отношениям. Не случайно, начатое на саммите ШОС в Бишкеке рассмотрение темы безопасности было продолжено и в Душанбе. В частности, президент РФ Владимир Путин говорил о негативном влиянии террористических организаций и призвал коллег поддержать борьбу с ними. Он также отметил негативное воздействие начатых «торговых войн». По мнению Путина, необходимо выявлять террористические организации и стремиться лишить их финансовой поддержки, которую они часто получают незаконным путем.

В этом контексте обсуждалась ситуация в Афганистане. Специально под «эту часть» мероприятия в Душанбе прибыл исполнительный председатель Исламской Республики Афганистан (ИРА) доктор Абдулло Абдулло. Он переговорил с президентами Таджикистана, Узбекистана и Ирана. В ходе этих встреч были обсуждены вопросы сотрудничества в сфере безопасности на государственной границе, а также по совместной борьбе с угрозами терроризма в регионе.

«В кулуарах саммита СВМДА Абдулло Абдулло встретился с Владимиром Путиным и высказал свою озабоченность по поводу прямых переговоров России с талибами, намекнув при этом Путину, что сам готов обсуждать с Россией пути решения проблемы в Афганистане», - сказал «Вестнику Кавказа» кандидат юридических наук, адвокат, научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Шарбатулло Содиков. По его словам, Абдулло Абдулло признал опасность присутствия запрещенной в РФ экстремистской организации ИГИЛ на территории Афганистана и отметил, что готов на прямое сотрудничество, в том числе и по борьбе с ИГИЛ (запрещена на территории РФ). Однако кроме протокольного комплимента никаких конкретных предложений по данному вопросу он не получил. В свою очередь официальный представитель делегации Афганистан в ходе саммита в своем вступлении оставил открытым вопрос об угрозе «Талибана» (запрещена на территории РФ) в Афганистане.

«В условиях войны, роста террористической угрозы и транснационального наркотрафика каждое из государств ищет способы обеспечить собственную безопасность. Однако все возлагают большие надежды на переговорный процесс в Москве и Дохе, который может завершить войну и использовать талибов для борьбы с ИГИЛ (запрещена на территории РФ) и наркотрафиком», - подчеркнул Содиков. 

Эксперт отметил, что если мир не будет заключен, а конфликт в Афганистане будет развиваться по старому сценарию, то нынешнее положение дел может стать долгосрочной политической проблемой не только для приграничных с Афганистаном территорий, оказавшихся заложниками ситуации, но и для России, и всего евразийского пространства. В случае же положительного разрешения спора страны евразийского союза могут получить не только гарантии безопасность, но и выгодные финансовые условия во взаимодействии с «новым» Афганистаном.

По мнению Александра Князева, участие афганского руководителя исполнительной власти Афганистана Абдулло Абдулло, как и само участие Кабула в саммите СВМДА, носит формальных характер, поскольку СВМДА не принимает решений обязательных к исполнению. Эксперт пояснил, что в самом Афганистане происходят транзитные процессы, в очередной раз назначены президентские выборы, проведение которых остается под вопросом, поскольку они многократно переносились. Срок нахождения у власти и президента Афганистана Ашрафа Гани и доктора Абдулло Абдулло давно истек, и они давно утратили свою легитимность. Кроме того, идут переговорные процессы, которые могут изменить всю ситуацию в Афганистане.

По мнению Князева, гораздо интереснее было наблюдать встречу президентов Таджикистана и Ирана. (О подготовке этой встречи «Вестник Кавказа» сообщал в статье «Тегеран и Душанбе пошли на сближение»). «Встреча президентов Эмомали Рахмона и Хасана Рухани снимет большую часть существующих проблем, хотя на докризисный уровень отношений, который существовал между Душанбе и Тегераном до 2015 года, уже не вернет. Я думаю, что и другие региональные акторы высокого уровня, такие, как Россия и Китай, тоже заинтересованы в улучшении отношений между Душанбе и Тегераном, поскольку таджикско-иранский конфликт привносит ненужное напряжение и в формате ШОС, и в двусторонние отношения России и Ирана, а также Китая и Ирана. Нынешнее сближение, возвращение к конструктивному уровню отношений имеет политический характер, особенно в условиях нового витка напряженности. Ирану важно снять в региональном окружении любую конфликтность, чтобы сосредоточиться на решении более важных для себя задач. Кроме этого, Тегерану не безразличен рост влияния Саудовской Аравии на Таджикистан», - сказал Князев.

Эксперт расценивает сближение Таджикистана и Ирана, как попытку Тегерана вернуть свое присутствие в этой центрально-азиатской стране и противодействовать влиянию саудитов. «Для Таджикистана, смысл скорее прагматический: диверсифицировать свои внешние финансовые зависимости. Известна тотальная зависимость Душанбе от Китая и его безуспешные попытки расширить список кредиторов. Иран не глобальный инвестор, как, например, Китай, но опыт предыдущего десятилетия показывает, что Тегеран способен осуществить достаточно емкие проекты в Таджикистане, причем в секторе реальной экономики. Однако на это сближение необходимо смотреть и со стороны. В Душанбе будут учитывать не только реакцию Саудовской Аравии, не только России или Китая, но и США. Полагаю, более точно говорить, что процесс пошел, можно будет позже», - заключил Александр Князев.

9305 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!