Расширение экономических связей Ирана и Азии

Расширение экономических связей Ирана и Азии

Международные санкции в отношении Ирана были отменены в январе 2016 года в соответствии с ядерным соглашением (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД), и иностранные фирмы начали возобновлять бизнес с Ираном. Как сообщает Eurasia Review в материале Iran’s Expanding Economic Relations With Asia – Analysis, иранские лидеры рассчитывают на расширение экономических связей с крупными странами Восточной Азии, чтобы преодолеть последствия санкций, диверсифицировать экономику и стать региональным торговым центром. Расширение связей с Азией политически легкая задача для Ирана, поскольку основные азиатские страны поддерживали экономические отношения с государством даже в течение действия режима санкций в 2010-2016 годах.

Взаимодействие Восточной Азии с Ираном

Крупнейшие покупатели иранской нефти - Китай, Япония и Южная Корея - сыграли ключевую роль в эскалации энергетических санкций против Ирана.  Сокращение закупок иранской нефти в сочетании с эмбарго на поставки нефти в ЕС привело к значительному сокращению иранского экспорта после 2011 года. С 2011 по 2012 год китайский импорт иранской нефти упал почти на четверть; импорт в Японию и Южную Корею упал примерно на 40% к 2015 году. Япония и Южная Корея также запретили инвестиции в иранские энергетические проекты и ограничили финансирование торговли.

Иран добился восстановления доли азиатского рынка благодаря тому, что санкции были смягчены. Нефтяной импорт Китая и Южной Кореи достиг или превзошел уровень, который был до санкций; Япония и другие азиатские страны медленнее восстанавливают импорт. Иран также восстановил доступ к удерживаемым за рубежом иностранным активам в размере $115 млрд,  выплата которых была ограничена иностранными банками, особенно в Японии и Южной Корее, в соответствии с санкциями США.

Ужесточение санкций усилило зависимость Ирана от китайской торговли. Доля Китая в глобальной торговле Ирана увеличилась с 20% в 2010 году до 31% в 2016 году. Из-за отсутствия данных Ирана, торговые соотношения основаны только на данных торговых партнеров страны.

Хотя Китай сократил импорт нефти, он не полностью запретил торговлю энергоресурсами, что позволило Пекину в 2011 году обогнать ЕС – главного покупателя иранской нефти. Энергетика занимает первое место в китайском импорте из Ирана, однако импорт пластмассы, руды и органических химикатов тоже растете. Он составил 30% в 2016 году. Это отчасти отражает попытку Ирана диверсифицировать экономику в сторону ненефтяных секторов.

Не имея доступа к иностранной валюте в разгар санкций США, Иран установил торговый баланс со своими нефтяными клиентами, особенно c Китаем, за счет введения расчета в товарах, а не в твердой валюте. Китайский экспорт в Иран удвоился с 2010 по 2014 год. Китай занимает около трети общего объема импорта Ирана. От 50% до 100% иранского импорта таких продуктов, как текстиль, железнодорожные локомотивы, суда, железо и сталь приходятся на Китай.

На долю Южной Кореи приходится менее 10% импорта Ирана, но она остается ключевым поставщиком таких товарок как автозапчасти. Китай и Южная Корея стали крупнейшими поставщиками автозапчастей Ирана - на их долю приходится 29% и 22% иранского импорта соответственно. Иран сделал автомобильную промышленность, крупнейшую отрасль после энергетики, приоритетным направлением. Это произошло после того, как с 2011 по 2013 год производство упало на 55%. Иран перешел на ограничение импорта автомобилей для стимулирования прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в отечественное производство.

ПИИ в Иране увеличились с тех пор, как санкции были смягчены. В 2016 году общие объявленные инвестиционные проекты в Иране оценивались в $12,2 млрд по сравнению с $2,5 млрд в 2015 году. Страны Восточной Азии предприняли шаги по содействию новым инвестициям. В феврале 2016 года Япония и Иран подписали инвестиционное соглашение, а в мае 2016 года Южная Корея и Иран подписали меморандумы о взаимопонимании в отношении 30 совместных проектов в области энергетики и инфраструктуры.

Новые азиатские инвестиции в Иран

Нефть. Китайские компании CNPC и Sinopec ведут переговоры о разработке второго этапа месторождений Ядаваран и Азадеган. Сообщается, что японская фирма Inpex, которая лишилась 10% акций Азадегана в 2010 году, также рассматривает возможность повторного присоединения к этому проекту.

Нефте- и газоперерабатывающие заводы. Hyundai, Daelim, Daewoo и SK E&C подписали несколько соглашений. В июле 2017 года корейские и японские фирмы подписали соглашение на развитие нефтеперерабатывающих заводов в Сирафе на сумму $3 млрд. Sinopec заключила контракт на ремонт Абаданского НПЗ.

Природный газ. CNPC присоединилась к французской компании Total в рамках контракта на разработку газового месторождения Южный Парс. В мае 2016 года KOGAS подписал меморандум о взаимопонимании по изучению добычи на газовом месторождении Балал.

Судостроение. В декабре 2016 года Hyundai Heavy Industries объявила о сделке в размере $700 млн по строительству 10 судов для государственной судоходной компании Ирана. Daewoo и DSME объявили о создании совместного предприятия по строительству верфей.

Автомобильная промышленность. В марте 2017 года Hyundai подписала соглашение о совместном производстве с Kerman Motor, а Kia Motors возобновила продажу комплектов для производства Saipa. Китай рассматривает Иран как важного участника своего проекта ”Один пояс - один путь”, целью которого является усиление экономических связей на всех континентах, в том числе за счет финансирования масштабных инфраструктурных и энергетических проектов. Инициатива также рассматривается как решение проблемы перепроизводства стали, цемента и других товаров в Китае. Китайские государственные предприятия и частный бизнес участвуют в нескольких проектах, поддерживаемых за счет государственного финансирования, по модернизации транспортной инфраструктуры Ирана, в том числе метро Тегерана. Китайский автопроизводитель Chery является крупнейшим иностранным автопроизводителем в Иране и управляет автомобильным индустриальным парком. В декабре 2014 года Иран, Казахстан и Туркменистан открыли железную дорогу, соединяющую Китай с Тегераном, а в феврале 2016 года в Иран прибыл первый железнодорожный груз. Проект ”Один пояс - один путь” будет способствовать расширению двусторонней торговли с Китаем, а также  усилит роль Ирана как узла, связывающего Центральную Азию с Европой.

Последствия

Усиливающиеся экономические связи Ирана со странами Восточной Азии, особенно с Китаем, скорее всего, приведут к тому, что у Тегерана появятся союзники, которые помогут стране в ее усилиях по противодействию давлению со стороны администрации Трампа и Конгресса США, намеренных провести повторное обсуждение СВПД или наложить дополнительные санкции на Иран посредством законодательства.

Китай, который рассматривает Иран в качестве рычага своей региональной экономической стратегии, занимает место в Совете Безопасности США и замедляет усилия США по изоляции Ирана. Тем не менее, относительное отсутствие политического или военного участия в  Восточной Азии в регионе означает, что американские и европейские рычаги влияния на Иран остаются значительными.

3660 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные