Пожар изнутри и пожар настоящий

В России пожинают плоды того, что 2008 году тушение лесных пожаров возложили на регионы
В России пожинают плоды того, что 2008 году тушение лесных пожаров возложили на регионы

Сегодня площадь пожаров в России, которые бушуют на территории Сибири, Якутии, Красноярского края и Иркутской области, составляет три миллиона гектаров. Много это или мало, корректная ли эта цифра? На эти вопросы эксперты отвечают по-разному. Руководитель Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) Максим Яковенко в интервью "Вестнику Кавказа" заявил, что цифра 3 млн гектаров горящих лесов не соответствует действительности: "Горит 1,7 млн гектаров - из космоса видно все. На картах с дешифрацией до пяти метров можно увидеть, где горело, где горит. Это элементарно проверяется. Федеральные органы власти, которые компенсируют субъектам федерации затраты на тушение, задействуют космический мониторинг, чтобы сделать расчеты. Здесь никто приписками заниматься не может. Должен заметить, что в 2012 году только в Красноярском горело 2,6 млн гектаров, но такого ажиотажа не было".

Сейчас в зоне задымления на Дальнем Востоке и в Сибири остается более 600 городов и деревень. Дым от пожаров распространился на территорию Хакасии, Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской и Томской областей и, говорят, даже достиг США и Канады.

К тушению подключились служащие Министерства обороны, люди и животные задыхаются от дыма, СМИ публикуют инфернальные фото (правда, не всегда это фотографии сибирских пожаров), к акциям в соцсетях подключились российские и мировые звезды. Так, великий эксперт Ольга Бузова заявила, что тема пожаров "раздувается специально", "леса горят не то что годами, а веками".

Тем не менее в нескольких субъектах федерации введен режим чрезвычайной ситуации, оказать помощь в борьбе с пожарами предложил президент США Дональд Трамп. Владимир Путин пообещал, что Россия при необходимости воспользуется предложением, но сейчас в Сибири уже создана мощная авиагруппировка для борьбы с пожарами, решаются вопросы с дозаправкой и размещением самолетов и вертолетов.

Отвечая на вопрос "Вестника Кавказа", почему необходимые меры по тушению лесов начали предприниматься так поздно, председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров заявил: "Вначале казалось, что экономически это нецелесообразно. Кроме того, это все-таки прерогатива органов местного самоуправления. Но когда стало ясно, что регионы не справляются, то уже подключились "федералы". И этот путь занял такое [долгое] время".

Майоров подчеркнул, что "площадь пожаров сопоставима с прошлым годом, просто в этом году раньше начали леса гореть. Кроме того, в этом году было больше смога".

Максим Яковенко, отвечая на вопрос "Вестника Кавказа" о смоге, пояснил: "В Москве в 2010 году люди тоже жаловались на смог. - горели торфяники. Как вы будете их тушить? Там 20 лет осушали, шесть метров [в глубину] сухого торфа полыхнуло. Чтобы его потушить, надо залить таким же объемом воды, который там в течение двух десятков лет высыхал. Это сразу сделать невозможно. А Красноярск находится в котловине - там застойная зона, неблагоприятные метеоусловия, когда нет рассеивания вредных примесей. Если нет притока свежего воздуха, конечно, будет висеть смог".

Ученые говорят, что леса после пожаров смогут восстановиться через 60-100 лет, ведь тушат только то, что представляет угрозу для населенных пунктов и инфраструктурных объектов. Но эксперты уверены, что лесные пожары все-таки необходимо тушить, поскольку даже после того, как лес перестанет гореть, тление может перейти в торфяники, сохраниться там зимой и стать причиной очередных возгораний уже в следующем году.

"У нас есть определенные правила тушения, как во всем мире: если есть угроза населенному пункту, пожар тушится. Работает Лесной фонд, Авиалесоохрана. В 2008 году был принят новый Лесной кодекс, согласно которому все функции, касающиеся лесов, были переданы с федерального уровня на уровень субъектов федерации. В начале 2000-х, когда леса курировало Министерство природных ресурсов, я сам, отвечая за тушение пожаров на Дальнем Востоке, месяцами тушил там очаги возгорания. Но в то время  это была федеральная структура: мы могли перебрасывать силы из одного региона в другой, было 26 авиационных баз. Сейчас не осталось ни одной. Лесоохрана была кончена, техника вся умерла", - рассказывает Максим Яковенко.

Так или иначе, меры предпринимаемые "федералами" выглядят запоздалыми. Сейчас МЧС, Минобороны и Минприроды усиливают группировку сил и средств, задействованных на тушении пожаров. До завтра эти ведомства должны представить предложения о выделении денег из резервного фонда правительства для покрытия расходов на тушение. До 15 августа Минприроды должно представить предложения по увеличению численности государственных лесных инспекторов до нормативного уровня, а также по совершенствованию нормативно-правового регулирования вопросов лесной охраны, в том числе установления зон контроля лесных пожаров. До конца лета в правительстве ждут предложений по созданию специализированного лесопожарного центра для мониторинга, профилактики и своевременного принятия оперативных мер по тушению лесных пожаров. Также до конца лета в Кабмине рассчитывают получить предложения об усилении научного и кадрового обеспечения деятельности по лесной охране. Вероятно, в состав региональных комиссий по чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности будут включены представители общественности и научных организаций.

Читая об этих мерах, невольно вспоминаешь прямую линию с Владимиром Путиным 20 июня, когда пожарный из Калининградской области жаловался на низкую зарплату: "Работать в пожарных частях некому, по двое, трое человек в карауле. Вы видите, что творится сейчас в стране: горят поля, дачи, дома. Когда наведут порядок?" Президент тогда ответил: "В МЧС сложилась ситуация, прямо скажем, не самая лучшая… Решение принято – в этом году МЧС будет выделено 4,3 миллиарда рублей, что позволит поднять заработную плату таким сотрудникам МЧС, как человек, который здесь выступал, где-то примерно до 24 тысяч. И на следующий год предусмотрено двумя траншами по полугодию в четыре миллиарда, восемь миллиардов за год. Соответственно, у него, например, зарплата должна вырасти где-то до 32 тысяч".

Сейчас Роспотребнадзору и Росгидромету предписано обеспечить в населенных пунктах, которые могут подвергнуться задымлению от лесных пожаров, контроль за содержанием вредных загрязняющих веществ в атмосферном воздухе и состоянием здоровья населения. Также решено привлечь научные организации к решению проблем, связанных с лесными пожарами, в том числе с учетом изучения и применения зарубежного опыта в этой области. Вероятно, во избежание паники в соцсетях, предписано обеспечить оперативное информирование населения, экспертного и экологического сообществ об угрозе лесных пожаров, их последствиях и о принимаемых мерах по тушению в течение пожароопасного сезона.

Наконец, до 1 ноября генпрокуратура и Следственный комитет должны провести проверки на предмет выявления намеренного создания лесных пожаров как способа сокрытия незаконной заготовки древесины. Соглашения по аренде лесов под вырубку китайским заготовителям уже давно вызывают протест у жителей сибирских и дальневосточных регионов. "Знаменитой сибирской тайги почти не осталось, всю повывели", - приводит BBC слова местных жителей. Как бы то ни было, законность коммерческой деятельности – тема уже другого разбирательства.

Максим Яковенко, комментируя возможные поджоги, заявил, что сегодняшней ситуацией не владеет, зато рассказал, как это происходило в 2000-е годы: "Тогда были две причины: оленьи рога и папоротник. В марте, когда сходил снег и все подсыхало, по сопкам ездил пацаненок на мопеде, лет 10-12, и поджигал. На выгоревшей земле хорошо была видна белая кость - сброшенные зимой рога. Их собирали и отправляли в Китай на порошок. Также на Дальнем Востоке на пожарищах хорошо растет папоротник. Его косили и продавали в Китай, где папоротник используют в пищу. Этих "коммерсантов" задерживали, но выяснялось, что ущерб составляет менее 250 тыс. рублей, поэтому уголовные дела не возбуждали".

Говоря о мировой практике тушения пожаров, Яковенко заметил: "Если невыгодно тушить, то не тушат. Защищают населенный пункт, строят вал, встречным палом выжигают, и все. Самосев леса после пожара — пять-шесть лет, в зависимости от породы. Спелой древесина становится за 50-60 лет. У нас объем рубки — 150 млн кубов. Объем лесосеки — 550 млн кубов. То есть деловая древесина, которая может быть использована в России, используется на одну треть. Рубите или не рубите — все это успеет 10 раз восстановиться. Это экономические механизмы, по которым живет весь мир".

Как бы то ни было, сейчас меры, которые все-таки начали предпринимать власти, оказались эффективными: по данным МЧС, ежедневный прирост площадей лесных пожаров в Сибири и на Дальнем Востоке сократился в пять раз.

5395 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!