Почему парламентарии активизировались во внешней политике

Почему парламентарии активизировались во внешней политике

За последние месяцы законодательная власть России активизировалась в международных вопросах и парламентской дипломатии, особенно на Ближнем Востоке. Хотя парламент не играет прямой роли в формировании и осуществлении внешней политики России, которая является прерогативой президента и министерства иностранных дел, она все же может помочь в этой сфере.

Как пишет Al-Monitor в статье Russia takes parliamentary diplomacy to Middle East, парламентская дипломатия служит удобным посредником. Парламентские делегации продвигают определенные позиции, обсуждают предложения и контрпредложения и в целом являются эффективным инструментом коммуникации между странами. В последнее время обе палаты российского парламента стали более активными в таких начинаниях на Ближнем Востоке. Это кажется естественным, так как Россия все активнее участвует в делах региона, и растет понимание того, что невозможно урегулировать региональные проблемы без участия Москвы. Таким образом, в дополнение к своему военному присутствию в Сирии и дипломатическим усилиям в регионе Москва использует парламентскую дипломатию как дополнительный инструмент эффективной коммуникации со своими ближневосточными коллегами.

В течение последних шести месяцев спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко посетила Саудовскую Аравию, Египет, Объединенные Арабские Эмираты, а также Иран. Ее последний визит в Саудовскую Аравию произошел после химической атаки 4 апреля в сирийском городе Хан-Шейхуне и последовавшего авиаудара США 7 апреля на сирийскую авиабазу Эш-Шайрат.

Спикеры обеих палат российского парламента являются постоянными членами Совета Безопасности, что приближает их к президенту Владимиру Путину и повышает статус их визитов и переговоров. Валентина Матвиенко - отставной дипломат, бывший посол на Мальте (1991-1994) и в Греции (1997-1998) - пользуется личным доверием президента России, что позволяет ей быть практически ”посланником Путина”  во всех зарубежных поездках. Визиты на Ближний Восток не являются исключением.

Дипломатическое направление, возглавляемое Матвиенко, в равной степени используется и спикером нижней палаты Вячеславом Володиным, который активно работает на международном уровне с тех пор, как занял эту должность в ноябре 2016 года. Хотя у Володина нет опыта работы в сфере дипломатии и иностранных дел по сравнению с Матвиенко, он трудолюбивый, молодой ”исполнитель”, работавший в качестве консультанта по связям с общественностью в ходе политических кампаний, включая кампанию Путина. Он также был одним из главных архитекторов внутренней политики Путина, что делает его, как и Матвиенко, посланником, если не доверенным лицом, российского президента.

До сих пор визиты и переговоры Вячеслава Володина в основном касались постсоветского пространства, но он должен расширить географию своих посещений. Одной из причин того, что присутствие Володина поднимает статус парламентской дипломатии, является его назначение на пост председателя Парламентской ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Альянс Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана стремится создать всеобъемлющую систему коллективной безопасности среди постсоветских государств. Одним из главных приоритетов ОДКБ в настоящее время стала антитеррористическая деятельность. Учитывая, что ИГИЛ (запрещена в России) увеличивает свое присутствие в Афганистане, угрожая проникнуть в Центральную Азию, это создает довольно серьезную угрозу для безопасности государств-членов ОДКБ. Имея это в виду, ОДКБ следит за безопасностью и стабильностью своих членов, включая реальные и гипотетические угрозы со стороны Ближнего Востока, весьма вероятно, что делегации скоро активизируют свои поездки в регион, чтобы построить мосты для будущего сотрудничества в сфере безопасности.

Поскольку Иран и Пакистан хотят получить статус наблюдателя ОДКБ, миссия Володина, вероятно, будет включать в себя тесные межпарламентские связи с Тегераном и Исламабадом. Если сотрудничество будет успешным, оно начнет сигнализировать другим странам Ближнего Востока о том, что они могут использовать каналы парламентской связи с Россией.

В апреле Володин и Матвиенко получили официальное приглашение от спикера Народного совета Сирии Хадии Аббас посетить Дамаск. Володин принял приглашение и распространил его на своих коллег в Конгрессе США и европейских парламентах. ”Если кто-то из них захочет присоединиться к российской делегации, мы будем рассматривать этот шаг  как возможность для создания отношений с другими парламентами”, - сказал Володин. Логическое обоснование заключается в том, чтобы заставить европейских и американских законодателей взглянуть на ситуацию в Сирии своими глазами, а не полагаться на антирежимные СМИ. Непосредственное ознакомление с ситуацией, даже в районах, контролируемых правительством, определенно поможет западным законодателям получить альтернативную картину событий на местах.

Еще одним важным элементом этого вида российской дипломатии стала роль комитетов по международным делам обеих российских палат. Одной из их главных задач, помимо законодательной поддержки внешней политики России, является обсуждение и ратификация международных соглашений, легализация использования вооруженных сил за рубежом и развитие межпарламентского сотрудничества. Вот почему обычно эти комитеты возглавляют люди, имеющие солидный дипломатический или международный опыт. Например, нынешний глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев - опытный  дипломат, который проработал три срока в качестве председателя комитета нижней палаты до 2012 года, после чего он был назначен руководителем Россотрудничества (Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом и международному гуманитарному сотрудничеству).

Задуманное во многих отношениях как российский аналог Агентства США по международному развитию, Россотрудничество управляет гражданской помощью. Россия имеет прочную основу в межпарламентской дипломатии, что является хорошей предпосылкой для повышения ее роли за рубежом. Поэтому межпарламентский канал связи может стать дополнительным инструментом российской дипломатии на Ближнем Востоке. Этот канал служит не только для передачи определенных сообщений и распространения информации в других государствах, но и для укрепления доверия. В этой связи, похоже, парламентская дипломатия может оказать положительное влияние на внешнеполитическую деятельность России на Ближнем Востоке.

 

3370 просмотров


Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные