Почему Иран продолжает нарушать условия ядерной сделки

Почему Иран продолжает нарушать условия ядерной сделки

Вчера Тегеран в четвертый раз отказался от выполнения обязательств по ядерной сделке и начал использование центрифуг по обогащению урана на ядерном объекте в Фордо. По условиям ядерного соглашения, этот завод по обогащению топлива в городе планировалась перепрофилировать в научно-исследовательский центр без какой-либо возможности производить обогащенный до 20% радиоактивный элемент U-235, в котором возможна самоподдерживающаяся цепная ядерная реакция. Благодаря этому элемент используется в качестве топлива на ядерных реакторах и может быть одним из основных элементов в производстве ядерного оружия.

Решения по вопросу несоблюдения условий ядерного соглашения Иран мотивирует неудачей Евросоюза в плане обхода санкций США. Иран по-прежнему не получает денег в результате финансовых сделок с ЕС, а предложенный европейцами механизм расчетов INSTEX так и не удалось реализовать. В бартерном механизме сделок, который лежит в основе программы INSTEX, Тегеран усматривает пассивное стремление евродипломатов сохранить свою долю на иранском рынке энергоресурсов, не переходя дорогу бескомпромиссному Вашингтону, для которого санкционное давление на Иран - один из ключей для ослабления экономического потенциала Китая.

Кроме того, Тегеран находит для себя унизительным участие в очередных переговорах по ядерной программе, учитывая нынешнее состояние иранской экономики, а также тот факт, что на ИРИ была инициатором срыва ядерного соглашения. Условия, которые выдвигает ЕС для реализации проектов в обход санкционной политики США, Тегерану кажутся неприемлемыми.

Иран изначально подходил к вопросу ядерного соглашения, исходя из собственных финансовых интересов. Финансы для ИРИ имеют центральное значение. Участники сделки обязывались в перспективе возместить Ирану издержки от многолетнего санкционного давления. Однако ни ЕС, тем более США не смогли компенсировать ущерб в автомобилестроении, авиации, банковском секторе, торговле золотом, не говоря уже о продаже нефти. Вместо этого ЕС предложил не безвозмездную помощь в сферах фармацевтики, в медицинского оборудования и сельского хозяйства. Абсолютно никто из участников сделки не готов расплачиваться с Ираном финансово, непосредственно деньгами, которые необходимы иранской экономике. Поэтому Тегеран склонен не доверять европейскому бизнесу, который поспешил вывести свои активы из Ирана. Это касается таких крупных игроков как Deutsche Bahn, Deutsche Telekom, Peugeot и, конечно, французской компании Total S.A., чья нерешительность привела к тому, что многомиллиардная сделка по разработке месторождения Южный Парс была сорвана. Руководство Ирана недвусмысленно дает понять своим европейским партнерам, что ИРИ страна, которая нуждается не в гуманитарной помощи, а рассчитывает на полноценное экономическое сотрудничество.

В этой ситуации циничная политика Вашингтона может истолковать частичный отказ Тегерана от положений сделки как возобновление разработки ядерной бомбы. Хотя мировые эксперты давно отметили, что демонизация, угрозы и прочие проявления "неспортивного" поведения администрации Трапма говорят о том, что глава Белого дома использует это лишь как тактический прием в рамках своего бизнес подхода. "Ястребы" Трампа, как и он сам, предпочитают давить на своих оппонентов, чтобы принудить их сесть за стол переговоров на своих условиях. Но угрожать ИРИ бессмысленно, а воевать себе дороже. Цена на нефть взлетит фантастически, и тогда никакие санкции не помогут обанкротить экспортирующий нефть Иран. В конце концов, в США скоро выборы, дорогостоящие праймериз, а перед выборами любые слова президента - не более чем риторика.

Сегодня главный враг Ирана - время, или, точнее сказать, долгосрочная перспектива, которая из-за ограничений, представляется властям Исламской Республики весьма туманной. Санкции носят бессрочный характер, они направлены на то чтобы уничтожить потенциал ИРИ не сиюминутно, а медленно, но уверенно его расшатывать.

Поэтому Иран ищет иные источники дохода взамен нереализованных доходов от продажи нефти. Дорогостоящую продукцию своей атомной энергетики республика всегда найдет куда реализовать. Многие не прочь вступить в клуб ядерных держав, включая такие страны как Турция, Казахстан, Индонезия, Вьетнам, Египет, Саудовская Аравия. Уран – единственное топливо, которое позволяет производить электричество в режиме базовой нагрузки без выброса парниковых и прочих отравляющие природу газов. В Китае, где люди задыхаются от выбросов, сегодня строится 13 атомных реакторов, 48 уже функционирует, а строительство 30 запланировано. В Индии строится шесть подобных реакторов, а функционирует 22. Соответственно, спрос на тяжелую воду со временем будет только расти. Если у Запада для ИРИ нет иных предложений, кроме как продукция фармацевтики и сельского хозяйства, то Иран сам найдет новые финансовые возможности.

5245 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!