Новая китайская политика Трампа

Новая китайская политика Трампа

Новая стратегия национальной безопасности, о которой президент США Дональд Трамп объявил 18 декабря, отражает обеспокоенность растущей экономикой Китая. Как пишет China.org в материале What Trump's new policy means for China and Pakistan, в американской стратегии можно выделить три момента, имеющих ключевое значение для Китая и Пакистана.

Во-первых, новая парадигма национальной безопасности бросает вызов инициативе "Один пояс - один путь" и китайско-пакистанскому экономическому коридору, одному из центральных проектов в рамках "Одного пояса - одного пути". Индия, которая открыто критиковала коридор, занимает центральное место в азиатской стратегии президента Трампа. Оказание Америкой поддержки Индии будет способствовать конфронтации, а не сотрудничеству в регионе. "Мы будем углублять наше стратегическое партнерство с Индией и поддерживать ее лидирующую роль в обеспечении безопасности в Индийском океане и во всем регионе", - говорится в стратегии Трампа.
Упомянув Центральную Азию и укрепление экономических связей, Трамп призвал Индию действовать более активно и усилить свое экономическое влияние в регионе. Индия, ведущая приграничные споры с соседями, включая Китай, Пакистан и Шри-Ланку, рассматривается в качестве противовеса Китаю. Это становится очевидным, благодаря ссылке на Индийский океан, который является важной частью Морского Шелкового пути, а также экономического пояса Шелкового пути, главная цель которого - соединить Южную и Центральную Азии через инвестиций китайских компаний.

Во-вторых, национальная стратегия США описывает Китай как "ревизионистскую" державу, которая играет не по правилам. Неважно идет речь об инновациях или об американских технологиях, экономике или национальной безопасности, Китай является угрозой во всех пунктах национальной стратегии Трампа. Американский президент прямо заявил, что Россия и Китай "стремятся бросить вызов американскому влиянию, ценностям и богатству", практически назвав их главными угрозами. В стратегии содержится призыв защищать суверенитет южноазиатских государств, которые могут быть скомпрометированы Китаем. Это дает легитимность дальнейшему вмешательству Соединенных Штатов в геополитику Азии, увеличивая риск начала конфликта. По сути, в стратегии говорится, что необходимо агрессивное вмешательство для противостояния росту Китая.

В-третьих, Пакистан рассматриваются через искаженную призму терроризма и экстремизма. В стратегии повторяются прежние неуместные обвинения США в молчаливой поддержке экстремистов Пакистаном. Вместо того чтобы создавать механизмы, которые способствовали бы решению проблем и продолжению совместной работы с Пакистаном, который сыграл огромную роль в борьбе с терроризмом, новая политика США демонстрирует полный уход от беспристрастности, которую они поддерживали в отношениях с Пакистаном, Индией и Южной Азией в целом. Стратегия усугубляет уже существующий раскол в отношениях между Соединенными Штатами и Пакистаном и еще больше ослабляет и без того возможности для сотрудничества.
Новая стратегия национальной безопасности показывает, что США готовы отказаться от статуса нейтральной стороны, международного игрока, наблюдающего за всеми событиями сверху, который когда-то пользовался доверием и обладал рычагами влияния для разрешения международных споров и проблем. Новая политика основана на агрессивной конфронтации и раздоре, а не на взаимодействии и сотрудничестве. В глобализованном мире, где все государства и люди связаны социальными сетями, цифровыми технологиями и торговлей, участие в диалоге, ориентированном на конкретные результаты, со всеми заинтересованными сторонами обязательно. К сожалению, новая стратегия национальной безопасности изолирует Соединенные Штаты, хотя сейчас нужно строить мосты между странами, а не стены.

4285 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные