Карабахское лето: риски растут на фоне новых потерь

Карабахское лето: риски растут на фоне новых потерь

Два дня подряд из нагорно-карабахского региона приходят тревожные вести. Утром 16 июня был убит азербайджанский военнослужащий Султан Шахваладов – согласно сообщению Минобороны  Азербайджана, «в результате предотвращения провокации со стороны ВС Армении». Военный ответ азербайджанской стороны не заставил себя долго ждать. Вечером того же дня Минобороны Армении сообщило о гибели трех военнослужащих в результате обстрела азербайджанской стороны – Араика Матиняна, Вигена Петросяна и Вардана Саргсяна.

Сегодня утром уже карабахские сепаратисты распространили информацию о гибели еще одного солдата, Нарека Гаспаряна. Также Армения признает наличие нескольких тяжело раненых, которые уже доставлены на лечение в Ереван. В свою очередь, Минобороны Азербайджана утверждает, что за вчерашний день потери армянской стороны убитыми составили не три, а пять военнослужащих. И, что довольно примечательно, азербайджанское военное ведомство даже опубликовало имена двоих убитых солдат, о которых предположительно пока умалчивают власти Армении: Мясник Ованисян и Вардан Харутюнян.

Что произошло на фронте, досконально неизвестно. Однако, если исходить из хронологии событий вчерашнего дня, речь идет об акте возмездия азербайджанской стороны за убийство военнослужащего Шахваладова. Это укладывается и в логику заявлений министра обороны Закира Гасанова, предупреждавшего о том, что за каждую провокацию армянской стороны Азербайджан будет давать ответ во многократном размере.

Последние события в конфликтном регионе – это, в первую очередь, головная боль для армянских властей. Начиная с апреля прошлого года, правительству Сержа Саргсяна становится все сложнее объяснять собственной общественности провалы на фронте. После апрельских боестолкновений 2016 года и потери Арменией контроля над рядом территорий и высот в Карабахе, Серж Саргсян отправил в отставку ключевые фигуры в военном командовании страны, включая министра обороны Сейрана Оганяна. На место ушедшего после своего увольнения в оппозицию Оганяна президент назначил абсолютно лояльного «аппаратчика» Вигена Саргсяна, который является управленцем, а не военным человеком, и в рядах собственной армии не обладает военной харизмой своего предшественника, отвоевавшего карабахскую войну.

Виген Саргcян прилагает усилия для повышения привлекательности армянской армии для службы – в первую очередь, посредством дополнительных финансовых бонусов для контрактников. Однако, судя по боевым сводкам, новый министр обороны оказался не в состоянии обеспечить преимущество или хотя бы паритет на фронте. Официально признанные армянской стороной потери армянской армии убитыми с начала этого года составили порядка 30 военнослужащих самых различных званий – от рядовых и сержантов до капитана, майора и полковника. Помимо этого, в этом году азербайджанская сторона неоднократно предоставляла общественности видеозаписи уничтожения армянских ДОТ-ов и военной техники (включая РЗК «Оса» с крутящимся пеленгатором, что предполагало наличие внутри экипажа), однако армянская сторона упорно отрицала факт каких-либо потерь. Одновременно обращает на себя высокое число «небоевых» инцидентов с летальным исходом в армянской армии, по времени совпадающие с вспышками боевых действий в Карабахе – есть все основания предполагать, что в Минобороны Армении манипулируют цифрами в угоду внутриполитических интересов власти.

Наконец, статистика смертей в никем непризнанной «армии обороны» карабахских сепаратистов также вызывает серьезные сомнения, поскольку карабахский режим в правовом смысле является «черной дырой», и получение оттуда достоверной информации весьма затруднено.

Снижение эффективности армянской армии в конкуренции с противником в последние годы стала серьезной проблемой для правительства Армении. Именно этим объясняется настойчивое желание армянской стороны добиться установки камер вдоль линии фронта и полностью «связать руки» Азербайджану различными механизмами по предотвращению фронтовых инцидентов, законсервировав при этом статус-кво на неопределенное будущее. Очевидно, что на такую сделку Баку никогда не согласится, поскольку это будет фактически означать добровольный отказ от восстановления собственной территориальной целостности – в Азербайджане полагают, что подобные меры на линии фронта должны быть привязаны к субстантивным переговорам и освобождению Арменией хотя бы части оккупированных территорий. Несмотря на кровопролитные бои в апреле 2016 года и постоянные предупреждения авторитетных аналитических центров о риске очередной эскалации в Нагорном Карабахе, мирные переговоры в данный момент находятся практически в замороженном состоянии. Фокус внимания мировых и региональных держав направлен на Ближний Восток, и Южный Кавказ сейчас не находится даже в первой пятерке приоритетных тем мировой политики.  В своем отчете от 1 июня 2017 года Международная кризисная группа предупредила, что новая война в Карабахе сегодня более вероятна, чем в предыдущие десятилетия. Лето 2017 года в Карабахе рискует оказаться очень жарким.  

 

9690 просмотров





Популярные