Как остановка Ингури ГЭС скажется на отношениях Грузии с Азербайджаном и Россией

Как остановка Ингури ГЭС скажется на отношениях Грузии с Азербайджаном и Россией

Крупнейшая на Кавказе Ингурская ГЭС, мощностью в 1,36ГВт, остановлена на неопределенное время. Ни одно официальное лицо пока не может хотя бы приблизительно сказать, когда гидроэлектростанция заработает вновь. Министр энергетики Грузии Кахи Каладзе лишь отметил, что остановка связана с плановой проверкой инфраструктуры и агрегатов перед масштабным ремонтом, запланированным на будущий год и «продлится несколько недель».

Продолжительность периода выпадания Ингурской ГЭС из общей энергосистемы Грузии, да и всего Южного Кавказа, вызывает особый интерес, поскольку речь идет о станции, работа которой имеет критическое значение для Грузии и жизненно важное - для Абхазии. Судя по последним данным грузинского Минэнерго, Москва, Тбилиси и Сухуми, после долгих, сложных переговоров сумели договориться о поставке электроэнергии из РФ в Грузию и Абхазию. Причем с учетом специфики маршрутов ЛЭП, связывающих Северный и Южный Кавказ еще с советских времен, Тбилиси взял на себя дополнительные (в том числе финансовые) обязательства по снабжению электроэнергией Абхазии. Россия может напрямую снабдить электричеством лишь два северных района бывшей автономии Грузинской ССР.

Но у процесса есть еще один важный аспект - в весенне-летний период Ингурская ГЭС играет ключевую роль в обеспечении энергетического баланса всей Грузии. Благодаря работе этой гидроэлектростанции, Грузия, во-первых, возвращает «натурой» долг соседям, от которых зимой получает такое же количество энергии, а во-вторых, может себе позволить временно отказатся от выработки электроэнергии на Гардабанской теплоэлектростанции, работающей на азербайджанском газе. Причина банальна: кВт/час электроэнергии, выработанной на собственной ГЭС, обходится дешевле, чем электричество, произведенное с помощью природного газа, поставленного соседним государством.

Но как быть в условиях, когда ГЭС остановлена, а потребность в энергии не снижается а, наоборот, растет? Не скажется ли это обстоятельство на отношениях Грузии с российской компанией «Газпром» и азербайджанской SOCAR?

Эти вопросы тем более актуальны, что недавно Кахи Каладзе заключил с российским энергогигантом соглашение о монетизации платы за транзит природного газа, поставляемого в Армению. Некоторые эксперты расценили сделку как первый шаг на пути к возвращению «Газпрома» на грузинский рынок. Казалось бы, дефицит электроэнергии в условиях остановки Ингурской ГЭС и перегруженности газопроводов, связывающих Грузию с Азербайджаном, лишь усилит упомянутый тренд. Однако эксперт по вопросам энергетики, Георгий Хухашвили считает, что пока нет оснований для столь далеко идущих выводов. «SOCAR была и остается надежным партнером Грузии, - заявил Хухашвили «Вестнику Кавказа». - А что касается дефицита природного газа и нехватки мощностей трубопроводов, то эта проблема возникает зимой, но не весной и летом. В весенне-летний период азербайджанские коллеги готовы поставить Грузии любой дополнительный объем природного газа для выработки электроэнергии на Гардабанской ТЭС».

Эксперт отметил, что хотя электроэнергия, выработанная на ТЭС дороже ингурской, это неизбежная плата за необходимость ремонта гидроэлектростанции, что «не приведет к проблемам такого масштаба и значения, чтобы Грузия отказалась от приоритетного сотрудничества с надежным и проверенным азербайджанским партнером».

26575 просмотров

Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные