Грузия и Армения определяют свое будущее

Грузия и Армения определяют свое будущее

В начале декабря в Грузии (предположительно 2 декабря) и в Армении (9 декабря) состоятся важные для этих государств выборы. Президентские, их второй тур, и парламентские – соответственно. Выборы проистекают из решения Грузии и Армении стать парламентскими республиками. Сами решения были вызваны не тем, что страны в своем демократическом развитии достигли необходимого для такой трансформации уровня, а банальной заботой властей продлить свое приятное положение. Вышла осечка. И в Грузии, и в Армении.

Михаил Саакашвили провалился в попытке продолжить правление Грузией уже из кабинета премьера. Его "Национальное движение" проиграло парламентские выборы в 2012 году, и разработанной схемой пролонгации правления с переменным успехом стали пользоваться его политические оппоненты. Впрочем, здесь точнее будет употребление единственного числа – оппонент. Он же самый богатый человек Грузии - Бидзина Иванишвили.

В Армении прокол властей оказался еще более тесно связан с персонификацией власти. Пока Серж Саргсян твердил, что не собирается менять кресло президента на премьерское, общество и политическая оппозиция в целом сквозь пальцы смотрели на комбинации правящей Республиканской партии – перераспределение депутатских мандатов, ситуативные союзы с другими политическими силами. Но как только оказалось, что управление страной правящая партия хочет все-таки опять доверить Саргсяну, то "республиканскому шоу" зажгли красный свет, и началось другое - под условным названием "Вся власть народу", с вводом его в историю как "бархатная революция".

Со дня победы лидер "бархатной революции" Никол Пашинян закономерно озаботился проблемой легитимности и взялся за ее ликвидацию. Вследствие этого в парламенте Армении стали происходить забавные для непосвященных события. Олицетворение "народной власти" - Пашинян – лично зорко следил, чтобы после его ухода в отставку, депутаты не дай бог, не выбрали нового премьера и не сорвали планы по проведению досрочных парламентских выборов.

По законодательству, если Национальному собранию (парламенту) дважды не удается выдвинуть-утвердить премьера, то он подлежит самороспуску. Президент объявляет о досрочных выборах, и уже парламент нового созыва назначает премьера, а тот комплектует кабинет.

Пашинян еще хотел, чтобы депутаты успели принять новый избирательный кодекс, но не вышло. Республиканская партия, сохранявшая в парламенте большинство, на это не пошла, понимая, что новый кодекс способен окончательно отправить ее саму в историю, тогда как действующий, являющийся странным гибридом мажоритарной и пропорциональной систем с рейтинговым акцентом, позволит рассчитывать на некоторое количество депутатских мандатов.

После этого Республиканская партия провела целевое заседание и объявила имя своего нового фактического лидера – выпускника Гарварда, бывшего министра обороны Вигена Саркисяна. Именно он возглавит партийный список республиканцев, в котором нет официального лидера партии – экс-президента Сержа Саргсяна, возможно, посчитавшего, что депутатский мандат "слишком мало для недавнего главы государства", или по какой-то иной причине решившего не участвовать в парламентских выборах.

Объявив населению о вынесенных внутрипартийных решениях, республиканцы заявили и свою цель: на первое место претензий нет, дескать, с этим все ясно, оно за Николом Пашиняном и его командой, а вот второе место и реальная оппозиционность в парламенте – почему бы и нет. Сам Виген Саркисян, рассуждая на эту тему, заметил, что вообще-то Пашинян должен быть заинтересован именно в таком раскладе – без реальной оппозиции властям трудно не потерять связь с реальностью со всеми вытекающими последствиями, тогда как постоянные дискуссии в высшем законодательном органе страны могут служить основой для поступательного движения.

Сегодня, когда оказывается, что общественные настроения едва ли не тождественны настроениям самого лидера "бархатной революции", вероятно, судьба сценария, предложенного бывшей партией власти, сильно будет зависеть от его личной оценки и желания: иметь реальную оппозицию или ее имитацию. Предсказать что-либо сложно. Возможно, лидер решил пока отследить процессы, происходящие на предвыборном поле страны, и просчитать дальнейшие возможные комбинации. А события между тем интенсивны. Одни политические союзы и блоки рушатся в пользу других. Одни укрупняются, другие мельчают, возникают новые альянсы, и оценить ситуацию можно будет только, когда этот политический калейдоскоп обретет относительную стабильность.

Пашинян говорит о необходимости провести "безукоризненно чистые выборы". С учетом его все еще зашкаливающей популярности в искренность заявления можно верить. Не видно, что помешает получить ему в парламенте большинство, и потому в соперниках он на данном этапе может потерпеть кого угодно. Поэтому грядущие парламентские выборы в Армении, действительно, могут оказаться самыми чистыми за все последние годы.

На политическом ландшафте Грузии выбор крайне узкий. Есть две силы – "Национальное движение" Михаила Саакашвили и "Грузинская мечта" Бидзины Иванишвили. В независимость остальных политических организаций не верится. Все в той или иной степени аффилированы с этими двумя, да и их призывы к населению, за кого именно голосовать, сомнений в этой самой аффлированности не оставляют.

Независимо от исхода, выборы президента Грузии войдут в историю, как самые грязные. Не в плане подсчета голосов и фальсификаций, но по своему духу. Хотя изначально такое и близко не предвиделось. Если бы еще два месяца назад кто-то рискнул бы предсказать проблемы провластному кандидату Саломе Зурабишвили, тот тотчас бы лишился серьезного отношения к своей персоне. Но вопиющие ошибки кандидата, чья невысокая изначально популярность на самом деле оказалась почти нулевой, провальные телевыступления самого Иванишвили, пассивность электората подвели Грузию ко второму туру выборов. А что гораздо хуже и критичнее – к дестабилизации. Она кажется неизбежной.

Если во втором туре победит Зурабишвили – провластный кандидат, то "националы", конечно же, в присущем агрессивном стиле бросятся оспаривать итоги, обвинять ЦИК в фальсификации итогов, а власть – в использовании административного ресурса, запугивании избирателей, шантаже и других мыслимых и невообразимых грехах. Пробный шар уже был запущен после первого тура.

Если же во втором туре победит Вашадзе – ставленник "Национального движения", то "националы" приступят к инициированию досрочных парламентских выборов, приравнивая итоги состоявшихся президентских выборов к некоему "референдумальному" волеизъявлению населения Грузии. Вашадзе сам об этом заявил: будем добиваться досрочных выборов в парламент, потому как власть утратила электоральное доверие.

"Национальное движение" реально готово к эскалации напряженности, поддерживая уже существующий центр напряженности, который вроде как прямого отношения к выборам не имеет. Речь о протестной акции отцов, потерявших сыновей, которая приобрела постоянный характер и проходит в Тбилиси у здания парламента. Требования, раздававшиеся здесь, касались справедливого расследования резонансных дел и наказания запятнавших себя чиновников и силовиков, уже несколько дней как трансформировались в одно политическое: нынешняя власть должна уйти.

На фоне неопределенного тревожного будущего вопиющие факты предвыборной кампании, как, например, угроза убить Зурабишвили и ее детей, подключение отставных военных к агитации за Вашадзе, не менее жесткие ответные удары властей, начинают выглядеть сиюминутными резкостями и всплесками избирательного процесса, отмеченного взаимной лютой ненавистью двух политических сил, не оставляющего места в самих кампаниях хотя бы банальным заявлениям, связанным с заботой о населении страны.

10770 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные