Данил Хачатуров: бизнес, родина и любовь

Данил Хачатуров: бизнес, родина и любовь

Среди российских долларовых миллиардеров, списки которых ежегодно составляют деловые издания, немало выходцев из Армении, причем часть их них неуклонно занимают места в топах кланов. "Вестник Кавказа" уже рассказывал про самых богатых братьев-олигархов с армянскими корнями Саркисовых. Но они не единственные, кому удалось привнести принцип кавказской семейственности в российский бизнес. В России хорошо известна еще одна семья олигархов армянского происхождения – это владельцы "Росгосстраха" братья Данил и Сергей Хачатуровы. По данным CEO, суммарный капитал братьев Данила и Сергея Хачатуровых уже давно превысил пять миллиародов долларов. Но если младший – 40-летний Сергей – фигура не медийная, то старший – 44-летний Данил – постоянный герой и деловой, и желтой прессы.

Отец Хачатуровых Эдуард занимался строительством; и окончив московскую школу Данил пошел по его стопам, поступив в Московский инженерно-строительный институт. Отучившись там, молодой человек быстро осознал, что быстрее и проще можно разбогатеть, занимаясь не строительством, а непосредственно финансами. Данил окончил академию финансов при правительстве, поработал экономистом в Морском акционерном банке, и вскоре ушел в акционерный коммерческий банк "БИН", причем почти сразу на позицию вице-президента. Оттуда дорога Хачатурова к богатству пролегала в "Славнефть", где в начале нулевых он обосновался на посту старшего вице-президента.

Самым крупным добывающим предприятием "Славнефти" был тогда "Мегионнефтегаз", и буквально в день назначения Хачатуров прикупил приличный пакет акций, имея "плечо" от БИН-банка. Риск был большой, но Данил очень доверял тогдашнему президенту "Славнефти" Михаилу Гуцериеву. Когда Хачатуров покупал пакет, акция "Мегионнефтегаза" стоила один доллар, а когда выходил — уже 15 долларов. "Я много заработал на акциях энергетических компаний. Это простой анализ крупнейших предприятий на рынке. Если ты являешься первым вице-президентом одной из крупнейших компаний, в этом нет ничего сложного. Ты понимаешь экономику любого промышленного предприятия. Дальше все, что тебе нужно, — это "плечо" и уверенность, что страна идет в правильном направлении, чтобы убрать политические риски… Я понимал недооценку российских нефтяных компаний, энергетических компаний. Вся промышленность, собственно, сидит на игле энергетики", - признает Хачатуров.

В сентябре 2001 года молодой топ-менеджер "Славнефти" рискнул вложить несколько миллионов долларов в покупку 9% акций "Росгосстраха". Ни он, ни его партнеры из "Славнефти" не предполагали, что ввязываются в проект, который обойдется им в четверть миллиарда долларов. Вскоре инвесторы поняли, что вложения в "Росгосстрах" будут не портфельными, а стратегическими. К лету 2003 года они довели свой пакет до 75%. По словам самого Хачатурова, им и его партнерами двигал не столько прагматичный расчет, сколько азарт. Они хотели реанимировать практически неуправляемую компанию: "Из "Славнефти" я ушел совершенно намеренно. Я все-таки не нефтяник, а финансист. На третий год все процессы были налажены, стало понятно, что такое добыча нефти и как из нее извлечь максимальную прибыль. Процесс не настолько сложный, чтобы им заниматься всю жизнь. Мне в нефти стало неинтересно. Да, это большие деньги. Но это неинтересно мне лично как профессионалу".

В 2000-х Хачатуров вместе с партнерами не совсем понятным образом в несколько этапов приватизировал "Росгосстрах", потратив на покупку госпакетов около 350 миллионов долларов. Журналисты с удивлением выяснили, что глава группы компаний "Росгосстрах" и член совета Городского ипотечного банка (ГИБ) Данил Хачатуров оказался и их основным владельцем. Сознаться в этом ему пришлось ради привлечения IFC в качестве соинвестора в банк. Ранее эта информация держалась Хачатуровым в секрете.

В сферу интересов СМИ Данил Хачатуров попал в 2003 году, когда он единственный из представителей крупного страхового бизнеса России сделал политическое заявление, адресованное лично тогдашнему премьеру Михаилу Касьянову с просьбой изменить антимонопольное законодательство, которое мешало "Росгосстраху" выйти на рынок обязательных видов страхования, финансируемых за счет бюджета. Понять, на что рассчитывал "Росгосстрах", обращаясь к главе правительства, трудно, ведь даже в случае одобрения его предложений, внесение изменений в законы — дело долгое, и далеко не все в нем зависит от правительства. Ни одно из правительственных ведомств не поддержало инициативу Хачатурова.

Так или иначе, вопрос о настоящем собственнике "Росгосстраха" остался открытым с 2001 года, когда собранный инвестиционной компанией "Тройка Диалог" пул инвесторов купил у государства первый пакет акций страховой компании. Основным владельцем "Росгосстраха" считался Данил Хачатуров, но с 2005 года "Росгосстрах" был записан на его младшего брата Сергея, а через пару лет был переведен в панамский офшор.

Сергей Хачатуров

Сергей Хачатуров заступил на должности руководителя департамента урегулирования убытков, исполнительного директора и исполнительного вице-президента ОАО "Росгосстрах" в 2005 году. До этого он окончил Московскую академию экономики и права по специальности юриспруденция, работал в Ассоциации международного морского права и Ассоциации социально-экономического, научного и делового сотрудничества "Гранд". Теперь вместе с братом Сергей Хачатуров контролирует 75% акций ОАО "Росгосстрах" и является совладельцем "Русь-Банка".

В 2009 году появились сообщения о том, что значительная часть активов группы "Росгосстрах" будет передана в собственность кипрской компании. В "Росгосстрахе" утверждали, что сделка носит технический характер. Однако, по мнению экспертов, вывод акций страховщика в бывшую офшорную юрисдикцию был использован, чтобы привлечь финансирование для решения финансовых проблем "Росгосстраха".

В 2013 году в Петербурге разразился скандал с незаконным обналичиванием денежных средств, в который оказался вовлечен филиал "Росгосстраха". У страховщиков были проведены обыски, во время которых в кабинете топ-менеджера компании Дмитрия Синишева, кроме документации, изъяли около 20 млн рублей наличными.

Было объявлено, что преступная группа действовала в Петербурге с сентября 2010 года по июль 2013 года. "Росгосстрах", заключив договор с компанией "Браншем" и рядом фирм-однодневок, подконтрольных злоумышленникам, документально оформлял выдачу им страховых полисов для продажи. Фактически же эти полисы передавались для продажи районным подразделениям регионального филиала, которые реализовывали их за наличные.

В сентябре 2014 года ФАС обвинила ведущие российские страховые компании в сговоре при продаже полисов ОСАГО. Среди них оказался и "Росгосстрах".

После объединения в декабре прошлого года двух страховщиков группы – ООО и ОАО "Росгосстрах" – в ПАО "Росгосстрах" должна была состояться допэмиссия. Уставный капитал объединенного страховщика составляет 1,2 млрд рублей, а в результате допэмиссии он должен увеличиться почти в 15 раз – до 18,6 млрд рублей. Однако весной Центробанк остановил допэмиссию "Росгосстраха". Эксперты сочли, что компания хотела размыть активы с целью их дальнейшей офшоризации. После запрета на допэмиссию СМИ предрекли "Росгосстраху" и братьям Хачатуровым серьезные проблемы.

Сложности возникают у Данила Хачатурова и в личной жизни, которая у него тесно переплетена с финансами. В ноябре 2007 года он оказался в центре громкого семейного скандала. Бывшая жена Хачатурова Анна подала иск о разделе имущества, претендуя на половину активов миллиардера, которые тогда Forbes оценивал в 1,3 млрд долларов. Данил отказался обсуждать во внесудебном порядке вопросы определения долей в имуществе, нажитом во время брака. После пяти месяцев разбирательства суд отказал Анне Хачатуровой во всех ее требованиях.

В прошлом году та же участь постигла и вторую жену Хачатурова, дизайнера Ульяну Сергиенко. Суд обязал миллиардера ежемесячно выплачивать бывшей жене и дочери четверть своего дохода. После этого неожиданно выяснилось, что миллиардер зарабатывает всего 600 тысяч рублей в месяц.

А ведь все так хорошо начиналось. Восемь лет назад Хачатуров вместе с семьей, друзьями и свитой из 80 человек даже ездил Эчмиадзин крестить свою младшую дочь. Ее крестным отцом стал близкий друг Хачатурова Левон Айрапетян. Тогда в интервью местным СМИ он говорил, что старается достойно представлять в России Армению. Отвечая на вопрос, сложно ли было армянину добиться успеха в России, миллиардер заявил: "Думаю, Иванову-Петрову-Сидорову гораздо труднее было бы стать миллионером в Армении. В этом смысле Россия — космополитичная страна… Но я горд, что в этом мире у меня есть мой уголок — моя родина, что в самых разных частях света, при самых разных обстоятельствах моя фамилия ассоциируется с Арменией".

Вероятно, с этими мыслями Хачатуров расстался с матерью своей дочери и закрутил роман с режиссером Анной Меликян. Если раньше олигарх инвестировал миллионы в модную индустрию, поддерживая бренд Ulyana Sergeenko, то теперь заинтересовался киноискусством. До романа с Хачатуровым Анна Меликян была замужем за бывшим генеральном директором "Централ партнершип" Рубеном Дишдишяном, но в декабре прошлого года появилась на премьере картины "Про любовь" с Хачатуровым, который и спонсировал работу своей новой пассии.

33635 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!