Qalaati Hotel & Spa

Чем опасен самопровозглашенный статус?

Чем опасен самопровозглашенный статус?

Мировая практика признания самопровозглашённых государств показывает, что люди, живущие на территории данных субъектов, представляют собой народы, оказавшиеся в ловушке политико-правовой неопределённости. Несмотря на то, что вышеназванные субъекты характеризуются наличием постоянного населения, определенной территории, проведённых референдумов (чья легитимность требует подтверждения), а также правительств, тем не менее, ООН и ряд иных международных организаций воздерживается от предоставления непризнанным государствам какого-либо представительства, тем более международного признания. В ограниченных условиях, при которых непризнанным политическим силам не удаётся реализовать свой потенциал на международном уровне, происходит политизация населения самопровозглашённых образований, которое, как правило, находится между конкурирующими виртуальными проектами государственного устройства, стремящимися как можно дольше удержаться у власти.

Когда речь заходит о межнациональных кризисах, чаще всего используют такие понятия как «замороженный» или «размороженный» конфликт. Они подразумевают состояние кризиса, а также определяют столкновение интересов основных контрагентов. Когда речь идёт о результатах конфликтов, которые нередко приводят к сепарации и оккупации территорий, используется термин «непризнанное государство» и аналогичные ему синонимичные конструкции. Но, важно понимать, что классическое определение самопровозглашенного государства, которое для многих привычно ассоциируется исключительно с проблемой юридического оформления, предусматривает отражение логики развития ситуации в каждом из непризнанных государств. Заявить о государственности недостаточно, так как любое государство должно, прежде всего, обеспечивать благосостояние своего населения. Именно поэтому, когда мы говорим о том или ином самопровозглашённом территориальном образовании, необходимо учитывать, что подобные проблемы способны непосредственным образом негативно влиять на жизнь местного населения, трансформировать её и подчинять себе.

К примеру, неопределённый статус субъекта значительно повышает его криминогенную обстановку, особенно за счёт роста контрабанды. Так как на территориях непризнанных государств не работает ни одна международная организация за исключением мониторинговых служб, гуманитарных, реже правозащитных структур, реальная экономическая ситуация подобных субъектов остаётся неизвестной. Практически для любого самопровозглашённого образования характерно отсутствие прозрачности в административных делах. Крупный международный бизнес не проводит соответствующие исследования, а имеющиеся инвестиционные потоки представляют собой узкоспециализированные адресные программы. Соответственно, для большинства населения, испытывающего проблемы с трудоустройством, контрабанда становится самостоятельным промыслом, основным источником заработка, который в свою очередь способствует экономическому ослаблению области или региона, а также деиндустриализации. Опасность заключается в том, что контролировать контрабанду практически невозможно и поэтому в зонах локальных международных конфликтов существуют риски создания каналов, благодаря которым возможно осуществление устойчивого оружейного или наркотического трафика.

Ввиду замкнутости и отсутствия международного признания, в самопровозглашённых субъектах могут наблюдаться черты феодального управления. В таком случае властные отношения опираются на принцип личностной зависимости, так как создать в непризнанном государстве сильные и устойчивые политические институты, основанные на демократии невозможно, по причине того, что вся общественно-политическая жизнь субъекта подчиняется потребности мобилизационного развития. Масштабная задача захвата власти в кротчайшие сроки, а также её поддержания в условиях международной изоляции и ограниченной ресурсной базы, побуждает элиты делать выбор в пользу персоналистского политического режима.

Нагорный Карабах является классическим тому примером. Придя к власти в Армении, сепаратисты из карабахского клана не в последнюю очередь позаботились о своей политической безопасности, превратив оккупированный Карабах в военно-политический форпост, поспособствовав назначению на ключевые места своих ближайших соратников со времени карабахской войны.

Наконец, идеализация самопровозглашённого статуса поощряет тактику удушения любых умеренных голосов. Динамика конфликта, милитаристская риторика уничтожает всякое пространство для нейтралитета и независимости. Симбиоз политики и идеологии, легитимирующую агрессию, а также поощряющую сепаратизм укрепляет позиции радикалов и вынуждает молчать инакомыслящих. Любая попытка поставить вопрос о качестве жизни и пересмотре политики может быть воспринята как национальная измена. Но именно националистическая риторика продлевает существование конфликтов на неопределённое время и, как следствие, препятствует выработке компромиссного решения. По этой причине зажатые со всех сторон экономически и политически люди предпочитают по возможности покидать самопровозглашённые субъекты, дабы найти иные возможности за пределами нестабильных районов. Таким образом, порой не столько активная фаза войны, сколько неопределённое послевоенное будущее способно обезлюдить целые регионы, совершив реверс в экономическом развитии.

5310 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!