Чем новая стратегия нацбезопасности Армении отличается от старой

Чем новая стратегия нацбезопасности Армении отличается от старой

За прошедшие 12 лет в мире и регионе произошло много событий, а внутриполитический ландшафт самой Армении изменился после "бархатной революции". Такого мнения придерживаются власти республики и лично премьер-министр Никол Пашинян. В связи с этим руководство страны поручило создать специальную межведомственную группу, которая займется разработкой новой стратегии нацбезопасности.

Несмотря на громкие заявления и решимость революционного правительства, уже сейчас понятно, что существенных изменений существующая стратегия республики не претерпит. Армения по-прежнему рассматривает свою национальную безопасность в отрыве от региональной. Напряженные отношения между Западом и Ираном, Россией и США, очередная эскалация российско-грузинских отношений, неурегулированные армяно-турецкие и армяно-азербайджанские отношения, по мнению армянских стратегов, вынуждают Ереван лавировать во внешнеполитическом пространстве. Последствия от изоляции Ирана и обострение ситуации в отношениях с соседями, постоянно угрожающее перерасти в крупномасштабные военные действия, для Армении окажутся болезненными. Существовавшая многие годы стратегия национальной безопасности упиралась в идеологическую концепцию сохранения и поддержания армянской идентичности и не предусматривала единой системы безопасности всего Южного Кавказа. Нынешние власти также не рассматривают возможности выработки общих региональных подходов к проблеме коллективной безопасности. Армения последовательно строит внешнеполитические отношения исключительно с заинтересованными силами, рассматривая международные отношения сквозь призму равновесия сил в регионе.

Среди основных направлений новой стратегии определяющую роль по-прежнему будет играть карабахский вопрос. Секретарь Совета безопасности Армении Армен Григорян на пресс-конференции 26 июля отметил, что "армянским властям следует учесть события апреля 2016 года в Карабахе и не допустить их повторения". Транслируя идеологическую основу прежней концепции, руководство республики заочно определило в качестве основной угрозы своей безопасности внешнюю политику Азербайджана. Однако декларируемые ценности, вызовы и угрозы не объясняют, каким образом Армения будет преодолевать перекрытие транзитных путей на территории приграничных государств, изоляцию от региональных программ, гонку вооружений. Любое создание, упрочение и расширение стратегических союзов между Турцией и Азербайджаном или другими партнерами Баку будет рассматриваться в Армении как враждебное действие.

Разработчики концепции стремятся усилить ее за счет "мягкой силы", которая должна стать новым элементом стратегии. Нынешнее руководство республики не скрывает своего стремления активно использовать ресурс армянской диаспоры. Пашинян не хочет решать проблемы в одиночку и рассчитывает через тесные контакты с представителями зарубежного армянства усиливать государственность и структурировать национальную идентичность разрозненной диаспоры. Не последнюю роль в этом должен сыграть Заре Синанян, назначенный главным комиссаром по делам диаспоры. Главная заслуга Синаняна заключается в том, что он располагает многочисленными контактами с диаспоральными организациями в США, Франции, Бельгии и других странах. Он также проявил себя в качестве активного деятеля по "легитимизации" самопровозглашенного режима в Нагорном Карабахе, чем заслужил особое доверие со стороны правительства.

Декларируемая воинственность со стороны разработчиков новой концепции свидетельствует о стремлении к пересмотру пункта об исключительно оборонительном характере стратегии. Руководство республики решило официально закрепить многочисленные воинственные заявления министр обороны Давида Тонояна. Однако ничего кроме трансформации общего антуража безопасности подобное стремление не несет. Сам Тоноян, комментируя предстоящее обновление доктрины, пояснил, что речь в первую очередь идет об изменении подхода к практической психологии в нагорно-карабахском конфликте. Нынешнее руководство в большей степени обеспокоено обеспечением конкретных результатов в деле укрепления информационной безопасности страны, поэтому рассчитывает применить новые возможности в пресечении каких-либо манипуляций в соцсетях и средствах массовой информации.

Разработчики предполагают также более четкое определение института президента и его полномочий. Говоря о недопущении излишней централизации власти, Пашинян тем самым надеется усилить армянскую внешнюю политику, но не фигурой действующего президента Армена Саркисяна, несмотря на его мощные связи с политиками и крупными бизнесменами в разных странах, в том числе с армянской диаспорой.  Пашинян готовит место для наиболее близкого ему по политическим взглядам Левона Тер-Петросяна, рассчитывая использовать его возвращение в большую политику в угоду личным политическим амбициям: делегировав Тер-Петросяну часть полномочий, Пашинян оградит себя от параллелей с ним в решении карабахского вопроса.

9200 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!