Будет ли у Ирана первый с 1989 года консервативный президент

Будет ли у Ирана первый с 1989 года консервативный президент

В условиях экономики, находящейся в руинах, новый консервативный фронт, представляющий несколько партий, станет серьезным конкурентом Хасана Рухани на предстоящих выборах. Нынешний иранский президент выиграл президентские выборы 2013 года с 51% голосов, а четыре консервативных кандидата вместе получили около 40% голосов. В декабре, с острым ощущением срочности, они сформировали Народный фронт Исламских революционных сил (НФИРС). На первом собрании НФИРС в конце прошлого месяца присутствовало 3000 человек из 25 партий. Они избрали 30 членов центрального комитета организации, радикальных консерваторов с экстремальными, антиамериканскими взглядами, называющих себя ″прниципистами″.

Идеальный макиавеллист

С 1989 года, когда аятолла Али Хаменеи стал верховным лидером, в Иране не было консервативного президента. Даже Махмуд Ахмадинеджад не считает себя или революционером. ”Мы заявляем четко и ясно: мы не связаны ни с одним из двух политических течений в стране”, - сообщил он в своем выступлении в начале этого месяца. Но Ахмадинеджад был демагогом и совершенным макиавеллистом. Чтобы привлечь широкую поддержку консерваторов, он называл США ″бумажным тигром″, хотя делал множество тайных шагов для налаживания отношений с Вашингтоном. Одновременно он атаковал реформистов и то, что он называл их политикой подчинения в отношениях с Западом. При этом Ахмадинеджад не был готов делиться властью ни с какой-либо группой. В итоге он вступил в конфронтацию со сторонниками жесткой линии и в конечном счете с самим аятоллой Али Хаменеи из-за отставки главы разведки, и с тех пор живет в политической изоляции. Иными словами, все президенты в период руководства Хаменеи - Акбар Хашеми Рафсанджани, Мохаммад Хатами, Ахмадинеджад и Рухани - вступили в противоречие с иранским лидером и нынешним режимом.

Махмуд Ахмадинеджад

Экономическая незащищенность

Но ″принциписты″, особенно их радикальная фракция, видят возможность своей победы на предстоящих выборах, потому что в стране очевидна огромная неудовлетворенность экономическими показателями. Опрос, опубликованный в январе Университетом Мэриленда, показал, что хотя Рухани по-прежнему занимает лидирующие позиции на президентских выборах 2017 года, его поддержка упала ниже 50%. По данным опроса, шесть из десяти респондентов считают, что экономика находится в плохом состоянии, и впервые после того как Рухани вступил в должность, большинство утверждает, что она ухудшается. Подавляющее большинство хочет, чтобы следующий президент Ирана сосредоточил внимание на сокращении безработицы и укреплении иранской экономики.  Рухани и его команда надеялись, что с заключением ядерной сделки иностранные инвестиции наполнят страну. Но реальность остудила их ожидания. Экономика Ирана остается в состоянии застоя по нескольким причинам.

Во-первых, европейские банки боятся участвовать в деловых сделках с Ираном из-за опасений внезапно оказаться под влиянием американской юрисдикции в виду неатомных санкций, введенных страной.

Во-вторых, поскольку аятолла Хаменеи в своих антиамериканских заявлениях поддерживает линию враждебности между Ираном и США, крупные иностранные корпорации не уверены в экономическом будущем Ирана. Они заняли выжидательную позицию вместо того, чтобы агрессивно ворваться на иранский рынок после нескольких лет изоляции.

Рухани и его администрация являются убежденными сторонниками неолиберальной экономики и безразличны к массовому все возрастающему неравенству и несправедливому распределению богатств в Иране. Чтобы бросить вызов Рухани, недавно возникший консервативный фронт НФИРС объявил о том, что экономическая справедливость и средства к существованию людей станут основой платформой их кандидата. Правда, группа еще не объявила, кто станет ее кандидатом. Они собираются представить нескольких относительно известных экономистов левого толка, таких как Элиас Надеран и Мохаммад Хошчерех. В какой-то момент появилось предположение, что кандидатом консерваторов станет Надеран, но из-за физического увечья (он потерял одну руку в 1978 году во время революции) консенсус не был достигнут в отношении его кандидатуры.

Объединяя силы

Реальность такова, что консерваторы, как и их соперники, умеренные и реформисты, никогда не были подлинными сторонниками экономической справедливости. Консерваторы контролировали парламент большую часть времени существования Исламской Республики, но мало сделал для улучшения жизни людей. Перед Фронтом стоит серьезная проблема объединения в поддержку единственного кандидата. Источники сообщают, что некоторые ультрарадикалы, а именно бывший переговорщик по ядерным вопросам Ирана Саид Джалили, не готовы отступить в пользу единственного кандидата от группы. Аятолла Хаменеи присоединился к консерваторам, публично критикуя экономические показатели Рухани и его администрацию накануне выборов: ”Мы получаем жалобы от людей ... Люди должны чувствовать улучшения в отношении создания рабочих мест и производства. Сейчас это не так”. Рухани неоднократно защищал свою администрацию, вступая в конфронтацию со сторонниками жесткой линии, которые обвиняют его и его команду в некомпетентности в решении экономических проблем. Рухани представил статистические данные об уменьшении инфляции и увеличении экономического роста. Однако Хаменеи преуменьшил значимость данных. ”Представление отчетов и цифр - это хорошо, - сказал он, - но это не повлияет на жизнь людей в среднесрочной и долгосрочной перспективе”. Он косвенно намекнул на ошибочность мнения Рухани о том, что ядерное соглашение и отмена санкций приведут к привлечению крупных иностранных инвестиций, добавив, что ”привлечение иностранных инвестиций является позитивной мерой, но до сих пор очень ограниченное число иностранных контрактов было реализовано [с тех пор, как санкции были сняты в начале 2016 года]”.  Поддержав консерваторов, аятолла уже продемонстрировал, что, по его мнению, Рухани не в состоянии спасти застойную экономику страны.

Проблемы Рухани

Тем не менее у Рухани больше шансов выиграть выборы просто потому, что его противники сталкиваются с проблемой популярности. Самая большая угроза его победе, при отсутствии незаконного вмешательства в избирательный процесс, заключается в том, что консерватор может выиграть впервые за 28 лет, если разочарованные избиратели, проголосовавшие за Рухани в 2013 году, останутся дома. Между тем, Рухани явно нервничает из-за возможного вмешательства. Открыто ссылаясь на военный аппарат в речи перед избирателями 25 февраля, он сказал: ”Если кто-то нарушает [избирательные законы] и использует государственные средства [в поддержку кандидата], будь-то военные силы, силы безопасности или вооруженные силы, мы должны встать и заявить об этом”. 

 

5110 просмотров




Популярные